Техника - молодёжи 1949-10, страница 28

Техника - молодёжи 1949-10, страница 28

На заседании французского парламента, посвященном ратификации Северо-атлан-тического пакта, бывший министр иностранных дел Бидо в своей клеветнической речи против Советского Союза сказал: «Нам объявляют, что радио изобрел некто Попов и что человек, который открыл закон сохранения вещества, не Лавуазье, а некто Ломоносов».

Советский писатель Илья Эренбург в статье, помещенной в газете «Правда», дал достойную отповедь зарвавшемуся неучу-политикану, мечтающему превратить свою страну в «сорок девятый штат» Соединенных Штатов Америки. Мы публикуем отрывок из этой статьи.

На Конгрессе сторонников мира в Париже я говорил о кровеносных сосудах мировой культуры: я подчеркнул, что каждый народ вносит свою лепту в сокровищницу человечества. Говоря это, я указал» что зачастую ученые в разных странах работают над разрешением той же проблемы.

У гениального русского ученого и поэта Ломоносова были великие предшественники. Он говорил о них с почтением, даже когда убеждался в той или иной их ошибке. Перу Ломоносова принадлежат вдохновенные слова о Декарте. Выступая против световой теории Ньютона, он благоговейно говорил об этом великом математике. Опровергая некоторые положения английского физика Бойля, Ломоносов называет его «славным». С любовью следит он за трудами своего современника Эйлера. Нужно ли говорить о скромности Александра Попова, который с большим уважением отзывался о трудах Герца и Бранли?

Я не химик, не физик. Меня сейчас интересуют не стеклянные сосуды с окисляемыми металлами и не декогераторы, а умственные способности г. Бидо.

Мне привелось несколько раз беседовать с бывшим министром иностранных дел Франции. Внешне он казался цивилизованным: то были светские встречи и светские разговоры.

л

26 июля с, г. выяснилось, что г. Бидо не только неуч, это воинствующий неуч: он хвастает своим невежеством, как будто французский парламент-—клуб «оптимистов» в Оклахоме или собрание куклуксклановцев в Алабаме.

Пушкин назвал Ломоносова «великим». Нашелся другой знаток: г. Бидо. Он сказал: «Некто Ломоносов». Меня не удивит, если г. Бидо скажет: «Некто Пушкин»,—это вопрос времени и долларов.

Г-н Бидо получил образование, которое называется «высшим». Вероятно, он читал про труды математика и астронома Леонарда Эйлера. Однако я не очень доверяю познаниям г. Бидо, и, если эти строки дойдут до него, я спешу его заверить, что Леонард Эйлер не был ни русским, ни коммунистом— он родился в городе Базеле в 1707 году. Леонард Эйлер сказал о Ломоносове: «Это гениальный человек, который своими познаниями делает честь всей науке». «Некто Ломоносов» — так поправил Леонарда Эйлера маленький политик Жорж Бидо.

Замечательный русский изобретатель Попов был хорошо известен во Франции, когда она еще не была «сорок девятым штатом». С уважением и восхищением отзывались о работе Попова крупнейшие ученые: Эдуард Бранли, Оливер Лодж, , Андре Блондель, Риги. Их решил опровергнуть г. Жорж Бидо. Кто же он? Прославленный физик? Химик? Нет, это бывший министр иностранных дел, и только. Он заявляет: «Некто Попов».

Под пактом о дружбе, который Франция заключила с Советским Союзом, стоит подпись г. Бидо. Г-н Бидо настаивал на ратификации пакта, который означает вражду к Советскому Союзу. Обыкновенно люди, отступая от своего слова, смущаются, краснеют или бледнеют. Не таков г. Бидо: отрекаясь от своей подписи, он паясничает. Он думал унизить русских ученых. Он хотел оскорбить Советский Союз. Нал самом деле он унизил себя. Он оскорбил Францию, которая имела неосторожность его возвеличить.

Мне, как человеку, который любит Францию, обидно, что при словах «некто Ломоносов» председательствовавший г. Эррио не призвал к порядку разбушевавшегося неуча, депутаты не пристыдили г. Бидо. Бедный «сорок девятый штат», на что только он не идет, стараясь стать «сознательным сателлитом»!

Читатель может сказать: все это свидетельствует о невежестве г. Бидо, но при чем тут ратификация Северо-атланти-ческого пакта?

Выступление г. Бидо, однако, >в некоторой степени связано с ратификацией пакта: не раз отмечалось, что расширение военного бюджета Франции плохо отражается на постановке народного образования. Деньги идут не на школы, а на заготовку пушечного мяса. Мне могут возразить: г. Бидо посещал школу и остался неучем. Что же, бывают малоспособные или ленивые юноши, а парта — почетное место для человека любого возраста. Почему бы не устроить в «сорок девятом штате» вечерних курсов для вчерашних, сегодняшних и завтрашних министров, разумеется, без отрыва от производства? Я, конечно, не думаю, что учащимся удастся изучить все проблемы физики к химии, да еще русскую литературу; но, может быть, опытные педагоги сумеют привить господам министрам известную скромность, научат их молчать о том, чего они не знают.

Мне отвратителен национализм, я не терплю людей, которые оскорбляют труд и культуру другого народа. Возмущаясь поведением г. Бидо, я отстаиваю пиэтет не только перед Ломоносовым, но и перед Лавуазье, перед Декартом. Великие люди остаются великими людьми безотносительно от того, где и как их расписывает г. Бидо.

Что касается самого героя буффонады, то о нем можно

сказать с полным правом: некто Бидо. В летописи Франции его имя мелькнет среди других имен — организаторов «сорок девятого штата»: славный француз, ский народ не захочет долго останавливаться на этом печальном эпизоде своей большой и бурной истории.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?