Техника - молодёжи 1950-01, страница 14

Техника - молодёжи 1950-01, страница 14

О. КАМЕ НЕ ЦК И Й (и рад)

I'uc. А. НО ВЕДИ НС КОП) и К. АГЦЕУ.ЮВА

)

А . Пггср^ургъ St. Рск-ЫкШГЦ

Ркштр;1««нииск й Инсштуть

L'HMitltUi Ц CVAtCnnr

IJ MuiUl

il'imilul1

Археологи по остаткам оружия и домашней утвари, найденным в курганах, восстанавливают картину быта давно минувших времен.

Палеонтологи по найденным в толще земли остаткам давно вымерших животных — всего по одной-двум костям — воссоздают облик древних обитателей нашей планеты, исчезнувших с ее лица

Много сходного с кропотливой, подчаЪ медлительной работой археологов и палеонтологов есть и в труде историков, стремящихся восстановить прошлое нашей техники, найти чертежи машин и устройств, когда-то бывших гордостью нашей техники, ныке погребенные в «курганах» архивных документов.

Два эпизода из деятельности историка, посвятившего себя изучению прошлого нашей техники, мы и предлагаем читателю.

В 90-х годах прошлого века в России было пять центральных электростанций: одна в Москве и четыре в Петербурге.

Они были сооружены «Обществом электрического освещения».

От московской станции осталось здание на углу улицы Пушкина и Георгиевского переулка, а с петербургскими дело обстояло хуже: они не сохранились. Было известно только, что они размещались на пловучих барках. Я задался целью воссоздать утраченный облик этих электростанций.

В архивах «Общества электрического освещения» я нашел лишь схематическую зарисовку крепления причальными цепями к набережной той барки, что была на Фонтанке. Ни чертежей, ни вида пловучих станций не сохранилось.

Были пересмотрены сотни архивных дел, перелистаны десятки тысяч пожелтевших листов, но следов документов о станциях найдено не было.

Поиски, казалось, были безнадежны. Но я не потерял надежды и принялся за новые розыски в специальных электротехнических и иллюстрированных журналах.

Среди русской библиографической литературы есть замечательные книги: «Библиография русской периодической печати» Н. М. Лисовского и «Материалы для списка указателей русской периодической печати» Н. А. Вукотич.

У Лисовского с удиви, тельной полнотой и раз- /у почувствовал биение сердца, когда на открытке с

с ве л^ ни яН всех °°п егжо- ^у ряд ной надписью сС.-Петербург. Екатерининский

аичргких изданиях Га их институт* вдруг заметил верхушки двух неизвестно дических изданиях (а их откуда торчащих труб.

было около 2 500), выхо- * г г у

дивших в России с 1703 по 1900 год.

По Лисовскому и Вукотич отбираю журналы, которые кажутся мне подающими надежду. Просматриваю журналы: «Инженерный журнал», «Техник», «Почтовю-теле-графный журнал», «Записки Русского Технического Общества», разглядываю иллюстрации «Нивы», «Всемирной ил- \ люстрации», «Зодчего». И снова — никаких результатов.

После того как ни архивы, ни журналы не помогли моим поискам, я задумал обратиться ® отдел эстампов Публичной библиотеки имени Салтыкова-Щедрина в Ленинграде, где собраны

различные иллюстрации и иллюстративные издания. Узнав о цели моих поисков, в отделе разводят руками: кто станет в XIX веке заниматься техникой в торжественных изданиях! Однако долг исследователя — не оставлять неизведанным ни одного источника. Найдя -в отделе эстампов виды Петербурга, просматриваю их.

Опять ничего не найдено.

Но почтовые иллюстрированные открытки натолкнули меня на новый путь.

Известный коллекционер открыток Н. С. Тагрин утверждает, что открытка откликается на любое общественное событие. Почему бы мне не проверить это утверждение?

На дверях его квартиры прибита дощечка: «Квартира находится под охраной государственной инспекции по охране памятников Ленинграда».

По свидетельству видных ученых, собрание открыток Н. С. Тагрина — единственное в мире по богатству и обработанное^: в 4 тысячах стандартных альбомов собрано свыше Ы миллиона открыток. Коллекционер собирает и изучает их с 14-летнего возраста.

Николай Спиридонович принимает меня в географическом отделе своей «иллюстрированной энциклопедии».

Узнав о цели моего прихода, он записал, какие районы Петербурга меня интересуют, и пригласил зайти через несколько дней.

И вот передо мною десяток альбомов.

Я почувствовал биение сердца, когда на открытке с зауряд ной надписью «С.-Петербург. Екатерининский институт» вдруг заметил за Аничковым мостом на Фонтанке верхушки двух неизвестно откуда торчащих труб. Все остальное закрыто мостом. Снимок сделан на Фонтанке как раз в том месте, где, судя по извлеченному из архива плану кабельной сети Петербурга на 1891 год, была центральная электростанция «Фонтанка».

Открытка была без даты.

В собрании Н. С. Тагрина первая датированная открытка — снимок памятника Пушкину в Москве — относится к 1895 году. Значит, в 1895 году уже были иллюстрированные открыт-

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?