Техника - молодёжи 1950-12, страница 27

Техника - молодёжи 1950-12, страница 27

Но если такое представление о природе магнетизма - верно, — так, видимо, рассуждали вы, — то всякое тело должно намагничиваться при вращении. В самом деле, ведь вместе с вращающимся телом вращаются и электроны, из которых оно частично состоит, причем все в одном направлении, а раз движение электронов — электрический ток, то должно появиться и магнитное поле1 Опыт блестяще удался у вас, профессор, почему же вы забыли о .нем?

А насчет того, что среди современных физиков господствует убеждение в непознаваемости природы, в невозможности проникнуть в микрокосм (мир атомов и молекул), то вся история науки уличает вас в жульничестве. Мы всё глубже и глубже проникаем в тайны микромира. Сегодня мы знаем о мельчайших частицах материи значительно больше, чем двадцать лет назад, и, несомненно, в ближайшее время узнаем еще больше, ибо возможности науки не ограничены.

Но что «популяризатору» до истории науки?! В угоду хозяевам переделываемся и история. «Лет двадцать назад,— пишет профессор Л. Барнет, — уверенность, что наука сможет объяснить, как совершается то или иное явление, стала исчезать».

Напомним профессору, что эта «уверенность начала исчезать» несколько раньше — в конце XIX и начале XX века, когда капитализм вступил в стадию загнивания. Наряду с экономическими кризисами он породил и кризис физики. На глазах у философски невежественных естествоиспытателей материя начала «исчезать», здание физики зашаталось. На помощь немедленно пришли архивные учения епископа Беркли, философа Маха и других идеалистов, появилась целая армия наемных писак, пытавшихся снова (в который раз!) «опровергнуть» материализм. Цену этих «опровержений» прекрасно показал Владимир Ильич Ленин в своем гениальном произведении «Материализм и эмпириокритицизм». С тех пор прошло более сорока лет. Есть ли что-нибудь нового у Барнета по сравнению с разоблаченными и разгромленными Лениным лженаучными измышлениями берклианцев, махистов и иже с ними? Конечно, нет! «Материя исчезает, остаются одни уравнения»,— так кричали некогда махисты. «Чем больше совершенствуется математический аппарат, тем глубже становится пропасть между наблюдающим субъектом и рисуемым наукой объективным миром», — вторит им Барнет, и далее: «Когда мы хотим отделить «реальный» мир от своего чувственного аппарата, у нас не остается ничего, кроме голой математической схемы». Фокусы с математической терминологией служат профессору Барнету для обоснования заказанного ему хозяевами философского вывода: поскольку реальным является лишь математический символ, то мир оказывается целиком зависящим от наших представлений, ощущений. «Мы можем по желанию считать, — вещает «популяризатор»,— что живем в мире волн, в мире корпускул или, по шутливому выражению одного физика, в мире «волну-скул»,

После такого заключения нехватает только бога, и работа сможет претендовать на первую премию уже упомянутой нами папской «академии наук»!

Нехватает? Барнет торопится добавить и бога! Правда, эта фигура в настоящее время не пользуется популярностью. «Популяризатор» это знает, поэтому старается найти «научное» определение божества. Делается это не оригинально, но поучительно. Рано или

В поисках «ноева ковчега» лазят по скалам Арарата «святые отцы» — профессора-богословы. Только почему же из-под ряс выглядывают канты офицерских брюк?

поздно встанет перед Барнетом необходимость решить следующий вопрос: если в природе нет ничего объективного, а все зависит от наших представлений, ощущений, то почему же все люди воспринимают вещи примерно одинаково? Епископ Беркли сказал бы откровенно: на то воля божья! Барнет стремится быть оригинальным, и он оперирует несколько иными терминами: «Источником... функциональной гармонии (видите, какой сугубо научный термин!), свойственной природе, Беркли, Декарт и Спиноза считали бога. Современные физики констатируют, что природу таинственным образом действует на основе математических принципов».

Теперь остается доказать акт творения и безусловную близость конца света, тогда сомнений в наличии «божьего промысла» уже, наверно, не останется! Что ж, Барнету, оказывается, нетрудно сделать и это. Вот что он пишет: «Большая часть путеводных нитей, какие были обнаружены на внутренних и внешних границах научного знания, ведут к представлению об определенном моменте создания. Строго определенная скорость, с которой уран расходует свою ядерную энергию при отсутствии каких бы то ни было естественных процессов его восстановления, говорит о том, что весь имеющийся на земле уран возник в определенное время. Скорость, с которой неистовые электромагнитные силы внутри звезд превращают массу в излучение, позволяет астрономам с довольно большой точностью вычислить продолжительность жизни звезд. Следовательно, все данные, говорящие о неизбежном конце вселенной, говорят и о ее начале...»

Опять вы пойманы с поличным, профессор! Из какой библии вы взяли миф об «отсутствии естественных процессов восстановления урана»? С тех пор как мы научились управлять ядерными реакциями, мы можем по собственному желанию разрушать и создавать любые элементы. Мы научились управлять теми процессами разнообразных превращений форм материи, которые, происходят ежегодно, ежечасно, ежесекундно в «привычном» мире, существующем независимо от вас, господин Барнет! Уран

не только разрушается, он и создается из других элементов! Мы еще не знаем истории рождения урана, да и не только это^о. Природа таит в своих глубинах бесконечное множество неизведанных нами тайн. Но вся большая история науки дает нам право утверждать, что материя вечна, она не исчезает и не создается из ничего. Вопреки вашим воплям о «концах» и о «творцах», профессор, в бесконечной вселенной постоянно что-то рождается и что-то умирает, разрушается и созидается. Истинная наука ежедневно приносит нам доказательства закономерности этого вели-честбёниого процесса движения материи, превращения ее качественно многообразных форм. Давайте откроем несколько страниц истинной науки и поговорим о фактах, которые вам хорошо известны. Вы говорите, что уран расходует свою энергию. Но ведь она не исчезает! Энергия урана превращается большей частью в энергию электромагнитного излучения, в мощный поток новой формы материи — гамма-квантов. Теперь загляните в работы советских физиков Д. В. Скобельцына или Л. В. Трошева. В них вы найдете фотографии, на которых ясно видно, что при известных условиях в «привычном» мире происходит процесс превращения гамма-квантов в частицы вещества — электроны и позитроны. Следовательно, уран порождает гамма-кванты, а последние могут порождать как раз те кирпичики-электроны, которые необходимы как элементы для построения урана. Итак, вы лжете, профессор, говоря об отсутствии «естественных процессов восстановления».

Теперь от микромира перейдем к космическим просторам вселенной. Давайте откроем страницы научных журналов, где опубликованы, например, работы советских астрофизиков В. А. дм-барцумяна и Б. Е. Маркаряна. В них дана убедительная теория рождения звездных ассоциаций в результате превращений материи, происходящих в бесконечных просторах вселенной; доказано в результате многочисленных наблюдений, что существуют звездные ассоциации с продолжительностью жизни 1—-2 миллиона лет. Для астрономн-

27

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?