Техника - молодёжи 1960-02, страница 16

Техника - молодёжи 1960-02, страница 16

тажные работы. Помогите стройке, комсомольцы!

Снова закипело горячее обсуждение. Заняться этим делом штаб поручил секретарю комитета Абасову.

Тихо и прохладно в коридорах совнархоза. Мягко ступая по коврам, Абасов останавливается у дверей, читает таблички. Вот и кабинет начальника управления снабжения и сбыта Д. И. Гаибовой. Но тщетно объяснял Чингиз цель своего посещения — «бдительная» секретарша так и не пропустила его к начальству.

«Ну что же, тогда сделаем иначе», — подумал Абасов и принялся разворачивать свернутый в трубку ватман. Вскоре на дверях кабинета в коридоре появилась «молния»...

Виданное ли дело, чтобы в совнархозе, да тем более посторонние люди, вывешивали компрометирующие листовки! Поступок Абасова вызвал бурную реакцию, его пригласили в комитет комсомола управления, стыдили, пытались припугнуть.

О поступке комсомольца с шинного завода доложили самой Гаибовой. К счастью, она правильно отнеслась ко всему происшедшему, извинилась за недостойное поведение своих сотрудников — тех, кто не в меру ретиво защищал честь управленческого мундира, — подняла на ноги аппарат и заставила в течение одного дня снабдить стройку недостающими подшипниками.

Между тем и Ципину*не понравилось вторжение комсомольцев на растворный узел. Кончилась спокойная жизнь. На бункерах, воротах, на стенах столовой и строительного управления запестрели «молнии», плакаты, карикатуры. Что поделаешь! Хоть и неприятно, когда критикуют, а поневоле становишься более требовательным к себе и к окружающим. Ципина отучили делить строителей на «своих» и «чужих». Бетон пошел!

Комсомолец Сергей Аваков истосковался по настоящей работе и был рад, что может, наконец, показать, на что он способен. Юноша набрасывал раствор на стену... но тот отскакивал от нее и валился на подмости. Сергей злился и упорно продолжал свое занятие. Наконец он швырнул мастерок и закричал:

— Бригадир, раствор не годен для штукатурки!

Рахметов, Аваков и еще несколько комсомольцев отправились на растворный узел.

— Почему подаете негодную продукцию? — допытывались штукатуры.

— Разве мы виноваты? Сами посудите: нас снабжают зернистым морским песком, — оправдывался Ципин.

Штукатуры не . поверили ему, занялись проверкой и обнаружили, что раствор вместо ста единиц цемента содержал двадцать пять. Комсомольцы убедились: на узле грубо нарушалась

технология, неразумно экономился цемент и поэтому вместо раствора на леса доставлялась каша-размазня, которая ни на что не годилась.

И снова заседал комсомольский штаб. Он принципиально осудил работу растворного цеха и попросил администрацию укрепить в нем руководство. С предложением штаба согласились. Пришли на растворный узел новые люди, навели порядок, и все пошло к лучшему. Теперь никто не жаловался на низкое качество раствора и несвоевременную его доставку.

Так нетерпимость к беспорядкам, комсомольская смелость и принципиальность помогали производству. Штаб приобретал все больший авторитет на строительстве.

Второе строительно-монтажное управление — генеральный подрядчик. В помощь себе оно привлекло 14 специализированных строительных организаций. На небольшом «пятачке» собралось много хозяев, и никто не знал( кто перед кем отчитывается, кто кому подчинен. Масса времени уходила на согласование крупных и мелких вопросов, разбор жалоб и претензий. Пять раз в неделю с утра до полудня у начальника строительного управления и главного инженера заседали и спорили субподрядчики.

Все это губительно отражалось на темпах строительства.

Как-то член комсомольского штаба Козлов пришел к секретарю парткома Штейнбергу поделиться по этому поводу своими мыслями. Они долго беседовали.

— Выноси этот вопрос на заседание комсомольского штаба, — посоветовал секретарь.

Козлов придумал очень простую вещь — ввести на стройке должность

диспетчера, который направлял бы работу субподрядчиков. Присутствовавшие на заседании штаба руководители против этого не возражали. Только начальник строительного управления Умбай Сулейманов долго сокрушался: «Как же это мы сами не сообразили? Стареть, что ли, стали?..»

С первых дней монтажа оборудования обнаружилось, что некоторые заводы-поставщики не выполняют своих обязательств. Нередко неаккуратный поставщик находился за три тысячи километров. Штаб стройки решил действовать через комитеты комсомола. К комсомольцам ленинградского машиностроительного завода «Металлист» пошпо письмо с напоминанием о том, что до сих пор не отгружен станок для подпрессовки протекторов СП-2. Clo-слали письма на завод имени Красине и на другие заводы.

Ленинградские комсомольцы близко к сердцу приняли просьбу бакинцев, они взяли под контроль выполнение их заказа, пообещали быстро отгрузить станок. А через несколько дней пришел ответ из Костромы, от комсомольцев завода имени Красина. «На заводе Красина создан заводской комсомольский штаб, мы взяли под свой контроль выполнение заказов для химической промышленности и особенно для Бакинского шинного завода», — писали костромичи.

И расстояние не препятствие для молодой энергии, для комсомольского задора. Комсомольский штаб ударной стройки Бакинского шинного завода рабочие назвали «отрядом смелых». Надо добавить: и настойчивых, С этими качествами им нипочем любые трудности.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?