Техника - молодёжи 1965-01, страница 37

Техника - молодёжи 1965-01, страница 37

ЧЕЛОВЕК ГРЯДУЩ И Й

•ели следовать логике западных ораку-лов, то и организму в целом тоже надо бы предсказать изменении!

— Это понятно, — поясняет профессор Рогинский. — Чтобы прокормить такой гигантский мозг, человеческий организм должен неузнаваемо измениться. Но а том-то и беда, что по одному произвольно вырванному признаку нельзя делать выводы об эволюции человека. Размер, взятый изолированно, может сблизить совершенно далекие формы, а ведь, скажем, покатость лба современных людей ничего общего на имеет с покатостью черепа неандертальца. За критерий развития следует брать не изменение одного какого-либо признака, а учитывать весь тот комплекс свойств, благодаря которому люди выделились из среды своих предшественников. А он, этот комплекс, по нашему мнению, сохраняет свою устойчи-

он ни был, этот индекс, голову нельзя рассматривать изолированно от тела.

А чтобы судить о дальнейшей эволюции человеческого организма в целом, нельзя упускать из виду и взаимодействие индивидуума с обществом. Недавно в азиатской пещере Шанид#р был найден скелет безрукого неандертальца. Нет, кость руки не затерялась. Исследования показали, что доисторический инвалид потерял ее при жизни. Изучили его зубы; они сточены так, словно он всю жизнь что-то переносил ими. Может быть, шкуру зверя или что-то другое. Почему же орда не дала ему погибнуть, чем ценен он был для нее? Сказать трудно, но ясно, что с появлением общества роль естественного отбора сходит на нет: человеку нет нужды приспосабливаться физически.

Эволюция человека началась стадией питекантропа (обезьяночеловека). Судь-

а группами, хорошо вооруженный каменными топорами, человек превратился для всех окружающих его животных в страшного и непобедимого врага.

Случайная гибель людей во время охоты, разумеется, не носила характера отбора. Но с прекращением естественного отбора перестал действовать главный фактор эволюции. Другие факторы (наследственность и изменчивость) сами по себе не могут обусловить эволюционного развития.

Биологическая эволюция человека остановилась. Это произошло около 50 тыс. лет назад, когда сформировался кроманьонец. С тех пор в скелете человека не возникло ни одного нового признака, который давал бы нам право говорить о новой ступеньке в эволюционной лестнице человечества.

Биологическая эволюция человека продолжалась бы и ныне, расплачивай-

НЕТ, ЧЕЛОВЕК ОСТАНЕТСЯ ПРЕКРАСНЫМ!

•ость. Оценка величины и формы моа-га, безусловно, имеет определенное тачание для суждения о дальнейшей эволюции человека. Но подходить к этим величинам следует весьма и весьма осторожно.

Несколько веков назад во дворцах Европы появилась мода на уродливых слуг. Для продажи на потребу богатых компрачикосы специально растили де-тей-уродов, деформируя им голову и тело тугими повязками. Покупатель внимательно осматривал товар: ему нужен был урод, но не идиот. И действительно, форма черепной коробки обычно мало сказывалась на умственных способностях человека. Тогда, может статься, играют роль размеры мозга? И это не так: мозг Анатоля Франса был вдвое легче, чем мозг И. С. Тургенева.

Сколько людей — столько разных голов. Что общего между длинными головами негров и круглыми монголов? А умственные способности тех и других — разве они ниже, чем у белых? Какой же признак выделить как основополагающий? Об этом до сих пор спорят ученые.

Антрополог С. И. Успенский взял за критерий такой индекс — частное от деления объема мозговой полости на произведение ее ширины и квадрата длины. Оказалось, что как для древних египтян, так и для современных людей — всех тех, кого называют гомо сапиенс (человек разумный), —- эта величина одинакова —• 0,375. Очевидно, •се современные расы находятся на одной ступени биологического развития. Но чем дальше в глубь веков, тем меньше показатель Успенского; для неандертальцев — 0,360, для явантро-пов —0,317, для синантропов только 0,305. Каков же он будет у гомо фу-турус) Ответить трудно. Но каким бы

ба каждого индивидуума полностью зависела от умения добывать себе пиЩу и защищаться от врагов. Тяжелая борьба за существование приводила к беспощадному естественному отбору: выживал более приспособленный. Правда, в отличие от всех окружающих животных питекантроп вел битву за жизнь не зубами и когтями. Искусственные, хотя и примитивные, орудия приносили ему победу. Но сила его вооружения зависела не столько от технических качеств оружия, сколько от умелого их применения. Иными словами, мощь орудий умножалась разумом того, кто ими владел. Естественный отбор на первых этапах эволюции человеке неминуемо приводил к сохранению более одаренных индивидуумов. А это обусловливало прогрессивную эволюцию мозга. Так появился синантроп — непосредственный потомок питекантропа, а затем и неандерталец. Неандерталец тоже подвергался естественному отбору, правда, менее жестокому, чем питекантроп. И опять-таки отбор касался не столько мускульной силы, сколько интеллекте. Например, отнюдь не из-за своего физического лреимущества осмеливались наши древние пращуры преследовать огромного пещерного медведя. Интеллектуальное превосходство и совместные действия — вот что вселяло • них уверенность в успехе. Но чем совершеннее становился мозг человека, тем искуснее делалось и его оружие, тем легче становилась борьба за жизнь. Этот медленный процесс в конце концов привел к тому, что естественный отбор для человека сначала сильно ослабел, • затем и вовсе прекратился. Живущий небольшими обществами в пещерах, одевающийся в звериные шкуры, владеющий огнем, охотящийся не в одиночку,

ся люди жизнью за те или иные морфологические отклонения от современного типа.

Есть еще теоретики, которые считают, будто война действует как фактор отбора и улучшает род человеческий. Чушь! На войне люди уничтожаются отнюдь не по физическим или психическим признакам. Поэтому война никогда не играла роли естественного отбора и никогда не могла быть фактором биологической эволюции человечества.

Так пишет в своей книге «Прошлое, настоящее, будущее человека» профессор А. П. Быстрое.

— Значит ли это, — говорит профессор Рогинский, — что человек уже не изменяется физически) Предоставим слово фактам.

Ученые полагают, что рост пигмеев объясняется вымыванием из почвы тех районов, где они живут, некоторых ростовых микроэлементов. А у жителей болот в верховьях Нила, например, ноги очень длинные. Вероятно, человек способен реагировать на изменение окружающих условий изменением физической структуры. Но власть человека над природой растет, и он уже не приспосабливается к окружающим условиям, а создает искусственную среду, что обеспечивает ему независимость от любых «превратностей судьбы».

Возьмите, к примеру, эскимосов. Их предки, монголоиды, жили в жарких степях. Но, переселившись в Заполярье, они физически мало изменились. Надев

Ч ДИСКУССИИ

N

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?