Техника - молодёжи 1965-02, страница 30

Техника - молодёжи 1965-02, страница 30

...IIO ЕСЛИ ЭТО НЕ РАЗУМ, ТОГДА ЧТО?

Она оказалась неважным пловцом. И хотя дело происходило поблизости от пляжа во Флориде, не известно, чем бы все кончилось, если бы вовремя не подоспела помощь. Мягкие, но сильные толчки снизу дали возможность тонущей женщине удержаться на поверхности воды и спастись. Спасителем оказался... дельфин! Случайность? А почему дельфины не нападают на человека? Тоже случайность?

В своей статье о дельфинах («Природа», № 7, 1963) профессор А. Г. Томилин один из разделов озаглавил так: «Умственные способности дельфинов». Заметьте: слова «умственные способности» написаны без кавычек! Думается, неспроста.

Автору этих строк довелось быть переводчиком замечательной книги Дж. Лилли «Человек и дельфин», которая выходит нынешней зимой в издательстве «Мир». Прочитайте ее—-не пожалеете. Вы узнаете удивительные вещи. Например, что у дельфинов сильно развито чувство взаимопомощи.

Однажды Лилли выпустил раненого дельфина в лабораторный бассейн. Тело животного было искривлено, хвостовой плавник не работал. Бедняга стал тонуть, подавая характерные сигналы бедствия. К нему тотчас устремились два здоровых сородича, подхватили с боков и вытолкнули на поверхность. Дельфины могучи, своими острыми зубами они запросто рвут на части крупных акул. Так что им ничего не стоит покалечить человека. Но в отношениях со своими экспериментаторами они неизменно добродушны. В опытах Лилли дельфин, по кличке Сплеш, осторожно вбирал руку губами в рот — все глубже и глубже, пока ее не отдергивали прочь. И каждый раз после этого Сплеш начинал издавать звуки, похожие на человеческий смех. Любопытство, игривость, общительность, способность регулировать свои силы — все это свойственно дельфинам.

Способности дельфинов к обучению поистине изумительны. Достаточно два-три раза продемонстрировать дельфину требуемое от него действие, как тот его сразу же усваивает. Дельфины ловко хватают пищу на лету, осторожно (в прыжке!) вынимают ее изо рта человека, катают в упряжке по воде дрессировщика и собак, прыгают, словно заправские циркачи, сквозь затянутый бумагой обруч, точно забрасывают мяч в баскетбольную корзину, приносят вещь, брошенную в воду, звонят в колокольчик. А не очень приятные эксперименты? Лежать по нескольку часов на столе с разинутой пастью. Подвергаться обследованиям с помощью респирометров, прикрепленных и дыхательному отверстию,

5W

наглазников, делавших животных временно слепыми. Все это дельфины переносят действительно стоически. ^

Недавно Лилли принялся изучать высшую нервную деятельность дельфинов и обезьян. Пробивая им череп, он вводил в отверстие трубочки из нержавеющей стали со вставленными туда микроэлектродами. Раздражая слабыми токами «центр удовольствия», можно вызвать у животного приятное ощущение. Обезьяна обучилась нажимать на кнопку и наслаждаться таким образом. Но вот ключ заменили микрофоном. Теперь уже не нажатие кнопки, а звучание голоса должно было вызывать замыкание контактов. Но наш волосатый предок никак не мог взять в толк, что от него хотят. Этому не смогли обучить его сотни ежедневных попыток в течение полугода. А дельфин?

«Я наспех соорудил выключатель, на который дельфин мог нажимать рылом, — пишет Лилли. — Собирая выключатель, я заметил, что дельфин пристально следит за мной. Едва я окончил сборку и приладил стержни, как дельфин принялся нажимать на них.

Мне стало несколько не по себе: в поведении дельфина явно ощущалось гораздо больше целенаправленности, чем у обезьяны. Прежде чем обезьяна освоит работу с выключателем, она не раз замкнет контакты случайно, а потом,

зультатом на 2,6% худшим, чем у слона. Заметьте: худшим! Хотя и ненамного. Непонятно, почему же так опростоволосился слоненок Кама в опытах Кралля?

А маленький пони? Чем его мозг хуже мозга ретивых арабских скакунов или орловского рысака?

Интересно, что осел вопреки общепризнанному мнению не такой уж упрямец и тупица: он одолел 13 пар фигур, тогда как зебра лишь 10. Зато спустя три с половиной месяца лошадь помнила все двадцать пар фигур, осел —■ 7 из 13, а зебра 10 из 10 освоенных. Дельфин после 7 тыс. экспериментов различал 21 пару фигур из 25. Но то, что сделал шимпанзе, далеко превзошло все эти достижения.

Советский ученый Н. Н. Ладыгина-Котс ставила опыты, пользуясь методом «выбора на образец». При обычной дрессировке животное за выбор положительного предмета поощряют пищей, а за выбор отрицательного наказывают.

Метод же «выбора на образец» позволяет сделать выводы о способностях животных сразу, без предварительной дрессировки.

Так вот, шимпанзе Иони давали кучу предметов разной формы. Те же предметы были и у экспериментатора. Задача обезьяны состояла в том, чтобы выбрать предмет, похожий на показанный ему экспериментатором. И что же? Иони безошибочно различал 13 плоских геометрических фигур с одинаковой поверхностью: многоугольники, круг, овал, сектор и полукруги. При этом он делал правильный выбор из 8 фигур одновременно. Шимпанзе различал по 3—4 вида треугольников, овалов, прямоугольников, трапеций и ромбов, а также 10 объемных фигур: шар, цилиндр, конус, разные пирамиды и призмы. Распознавал он и различную высоту предметов, их длину, ширину, толщину, различал прямые, острые и тупые углы, вертикальные и наклонные линии. Более того, Иони распознавал, правда несколько хуже, предметы по их увеличенному или уменьшенному изображению! Но что самое интересное — Иони на ощупь находил в мешке различные фигуры, подобные показанным ему экспериментатором.

Известен случай, когда шимпанзе научили различать буквы алфавита от «А» до «М» по их изображениям. А вот на

учить животное различать буквы в соответствии с их названиями оказалось куда труднее. Буквы близкого звучания животное путало довольно часто. Так что просто не верится в подвиги Ганса и его коллег: ведь у лошади мозг куда менее развит, чем у обезьяны!

Правда, известен пример, когда один шимпанзе реагировал на 43 различных приказания, состоящих из 81 слова.

Удавалось обучить шимпанзе и умению «записывать» цифры, соответствующие количеству показанных треугольников. Числа записывались в двоичной системе с помощью трех лампочек: горит — единица, погашена — ноль. Занятия длились по пять часов в день, причем обезьянам приходилось по 4— 7 тыс. раз нажимать на тумблер переключателя. Лишь после 150 уроков со 170 тыс. включениями Деннис и Марджи одолели запись чисел от 1 до 7.

При правильном ответе экспериментаторы давали короткий сигнал, значение которого обезьяны очень хорошо усвоили. Они сразу же лезли лапами в ящик, где их ждало печенье. По одной штуке после каждых 5—10 безошибочных ответов. Если же обезьяны допускали ошибку, свет на короткое

26

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?