Техника - молодёжи 1968-01, страница 13

Техника - молодёжи 1968-01, страница 13

У Венеры нет радиационных поясов, что также твердо установлено. Придется пересмотреть гипотезы о происхождении и природе магнитных полей планет. Теперь уже нельзя утверждать, что большая масса планеты неизбежно влечет за собою образование вокруг нее магнитного поля. Масса Венеры лишь на 20% меньше массы Земли, а никаких следов венерианского магнетизма не обнаружено.

Атмосфера Венеры оказалась, по нашим земным представлениям, просто удушливой — на 90—95% она состоит из углекислого газа без заметного присутствия азота. Что касается кислорода, на Венере он есть, но, увы, в количестве не выше 0,4% общей массы атмосферы (на Земле — 21%). Есть и водяные пары, но и вместе с кислородом их не больше 1,6%. И в этой плотной, облачной углекислой атмосфере температура растет просто стремительно — на 10° через каждый километр!

Почему так жарко на Венере? Помимо Солнца, во многом тут повинен «парниковый эффект». Действуя как своеобразное одеяло, плотная, облачная атмосфера не выпускает наружу инфракрасное, «тепловое» излучение поверхности.

Да, венерианская жара нестерпима для белковых организмов. Прощайте навсегда, оранжевые рощи и красные леса, живые ящеры и густые папоротники! Все эти романтические иллюзии отныне сданы в архив науки.

Остались ли, однако, какие-нибудь шансы встретить на Венере жизнь? Радиоастрономия, столь блестяще проявившая себя в изучении Венеры, установила еще один важный факт. Земные радары пробили толщу венериан-ской атмосферы и выявили, что на поверхности планеты есть по крайней мере две громадные горные цепи. Одна из них простирается с севера на юг почти на четыре тысячи километров, другая, расположенная в широтном направлении, еще длиннее. Гористая суша — преобладающая форма венерианского рельефа. Радары (совместно с земными лабораторными исследованиями) указывают еще и на такую важную подробность: на Венере есть шансы встретить породы из кварца, карбонатов и силикатов, но там нет ни гранитов, ни магнетиков, ни каких бы то ни было углеводородов.

Судя по данным радиолокации, Венера медленно обращается вокруг оси в обратном направлении (с востока на запад). Одни сутки на этой сумеречной планете — целых 244 земных! Между тем оптические наблюдения говорят о некоторых почти постоянных деталях облачного слоя, совершающих полный оборот всего за четверо суток. Примирить это вопиющее противоречие можно лишь одним — гипотезой о своеобразной метеорологии Венеры. По-видимому, там дуют сильнейшие постоянные широтные ветры, обегающие экватор планеты за четыре дня. Они-то и создают иллюзию быстрого вращения планеты.

Казалось, сильные ветры должны рано или поздно (совместно с дождями) сровнять венерианский рельеф. На самом деле этого не произошло: вероятно, потому, что на Венере и сейчас весьма активна как тектоническая, так и вулканическая деятельность.

Вот теперь и дополните ранее нарисованную картину новыми штрихами:

под мрачным, темно-сером облачным слоем Венеры с его стремительно несущимися облаками дуют постоянные ураганы, извергаются многочисленные вулканы и ходуном ходит под ногами венерианская почва. Да к тому же еще жарища в 280° и моря из кипятка! Что там ни говорите, а ландшафт жуткий, не располагающий к высадке и прогулкам.

Так все-таки: есть ли на Венере жизнь? Не будем спешить с выводами.

Наталья КАЩУК Звездный капитан

— Хочу купаться с тобою в ночной реке,

заснуть в некошеном поле на твоей руке... Только не суждено. Видно, время меж нами легло, и печальней, чем вечность, надо мною взмахнуло крыло Сквозь молчанье ночей во вселенную вознесены, о орбиты твои, перечеркивающие сны! Точно звездная полночь, завьюжены пряди волос, припадает к руке твоей правой тайга, словно лось, щерит Бескид 1 громады ущелий, расселин и скал, там, где левой рукою ты только что тронул штурвал Как живется, поется в промозглой космической мгле, звездный мой капитан, свет несущий навстречу Земле? Я молчу.

Немота раздирает мне рот. Черный атомный гриб над немым океаном встает. И ослепшие птицы не находят во тьме материк. Как радар,

я ловлю твой прерывистый крик.

Слабо сердце мое,

но и горечь твою и беду,

как дитя, приголублю.

Может, в этом отраду найду.

Только знай, что тобою,

тобою отныне жива,

как заклятье твержу,

повторяю слова:

— Хочу купаться с тобою в ночной реке,

заснуть в некошеном поле на твоей руке.

Перевел с украинского Ю. Медведев

1 Один из отрогов Карпатских гор.

Даже судя по нашему земному опыту, жизнь удивительно стойкое, упорное и многообразное явление. Космос готовит астробиологам не только неприятные сюрпризы.

На высоте 25 км природные условия Венеры напоминают земные — давление в одну атмосферу и вполне терпимая температура. Не исключено, что верхние слои атмосферы служат пристанищем своеобразного атмосферного планктона — мириада мельчайших живых существ. Может быть, именно такой планктон (эта идея принадлежит профессору Н. А. Козыреву) порождает явление «пепельного света»

Венеры — инопланетного аналога хорошо нам знакомого ночного свечения земных морей? Конечно, это не высокоразвитые венерианцы, о которых мечталось много десятилетий, но все-таки жизнь, белковая жизнь...

Ось вращения Венеры почти перпендикулярна плоскости ее орбиты. Поэтому смены времен года на Венере нет, а климат зависит лишь от широты данного пункта. Значит, в околополярных зонах Венеры даже на ее поверхности температура должна быть значительно ниже 280° — ведь советская станция опустилась на дневную сторону. Кто знает, может быть, в полярных районах планеты с их постоянным умеренным температурным режимом также приютились какие-то белковые формы жизни?

Впрочем, почему, рассуждая о возможности жизни на Венере, мы должны ограничиваться лишь белковыми организмами? Давно известно, что на основе кремния, химического родственника углерода, можно (по крайней мере теоретически) построить высокомолекулярные соединения, аналогичные углеродным. «Кремниевые» организмы должны при этом обладать особенностями, поистине необычайными. Если белковые организмы черпают энергию за счет процессов окисления, то гипотетические кремниевые существа могли бы жить лишь в восстановительной атмосфере.

Что особенно примечательно, кремниевая жизнь должна быть необычайно устойчивой к высоким температурам. Вполне мыслимы, например, кремниевые организмы, для которых тысячеградусная жара столь же благодатна, как для нас климат Кавказа и Крыма. Так что не будем прежде времени пессимистами.

В связи с этим невольно вспоминаются по крайней мере два факта, требующие объяснения. В 1956 году американский астроном Д. Краус принял на волне 11 м странное радиоизлучение Венеры. Радиовсплески продолжительностью около секунды и более по своему характеру несколько походили на сигналы земных радиостанций. Хотя в 1960 году Краус подверг сомнению эти ранее полученные результаты, но обстоятельно и до конца они никем исследованы не были.

Еще загадочнее ослепительная вспышка, наблюдавшаяся Н. А. Козыревым на Крымской астрофизической обсерватории. Она охватила площадь поперечником около 4 тыс. км и продолжалась не более пяти минут. Самое странное — спектр вспышки, сфотографиро-занный Н. А. Козыревым. В спектре обнаружены четкие линии технеция — элемента, образующегося при искусственных ядерных взрывах. По словам Н. А. Козырева, «трудно даже представить себе, чтобы это явление было естественным, природным, поскольку яркость и масштабы вспышки сопоста-еимы с ядерным взрывом».

Венера только чуть-чуть приоткрыла свои покрывала. Нет сомнения, что этот соседний мир таит в себе еще много неожиданностей. И столь же несомненно, что человеческое упорство, человеческий гений, наглядно проявивший себя в эксперименте с «Вене-рой-4», сумеет рано или поздно не только раскрыт все загадки Венеры, но и подчинить, освоить на благо человечеству эту ближайшую из планет.

9

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?