Техника - молодёжи 1968-11, страница 28

Техника - молодёжи 1968-11, страница 28

Большой испытательный бассейн (№ 3) мореной лаборатории а Фелтеме.

Симаолина и раальнооть

Как одну из основных достопри-мачательностай парламента Валн-кобритании аам напреманно показывают знаменитый мешок с шерстью, на котором восседает а палате лордоа ее спикер. Таким путем торговая и нарождающаяся промышленная буржуазия, вырвавшая в XIV веке власть из рук короля и земельной аристократии, сочла необходимым повседневно напоминать короне о том, кому принадлежит истинная власть я стране и что лежит а ее основе.

С тех пор многое изменилось. Мешок превратился в малоприметный диван, вызывающий у посетителей палаты желание выковырнуть из его глубин хотя бы клочочек легендарной шерсти.

Современная же достопримечатель

ПУТЕВЫЕ

Не так давно группа советсних журналистов — популяризаторов науки и техники по приглашению коллег из Британской ассоциации научной журналистики провела две недели в Англии. Краткость визита не позво-

ность — ее, кстати, не показывают т, -ристам электронная вычислительна машина, установленная фирмой «Эллисг Отомейшн». Почтенные парламентарии — шестеро из них даже представляли палату лордоя, — махнув рукой на летние каникулы, под руководством миловидных операторш фирмы прилежно прошли краткий курс обучения. Теперь они с гордостью демонстрируют знакомым красочные дипломы и могут выполнить на машине несложные, но занимательные вычисления.

Этот интерес к новинкам техники симптоматичен. В век атомной энергии, космических полетов и электроники законодателям страны не пристало быть технически неграмотными. К тому же основа индустриальной и экономической мощи страны уже давно не шерсть. Производство машин — а оно немыслимо без прогресса науки,— вот что позволяет устоять под ударами смертель ной капиталистической конкуренции.

Поэтому кибернетическая машина и сменила символический мешок, на котором, может быть, и удобно сидеть, но в наше время далеко не уедешь. И все же ломка закостенелых представлений об источниках благосостояния страны произошла слишком поздно.

Отрадно, что в распоряжении парламента суперсовременное электронное чудо. Еще лучше, если подобные машины установлены в других учреждениях и находят широкий сбыт за границей. А между тем дело обстоит не так.

По иронии судьбы первые механические арифмометры созданы именно в Англии. Здесь же начали серийное производство их электронных собратьев. Да и сегодня, пожалуй, английская марка — символ надежности, высокого качества и универсальности. Сотни машин с этой маркой установлены в лабораториях многих стран мира, в том числе и США. Но только десятки и сотни. А тысячи других, более простых и дешевых, не английского происхождения. Начав первой практически на пустом месте, британская промышленность оказалась не в состоянии поспевать за растущим спросом на массовые модели. Рынки сбыта, сначала в Новом Свете, а затем в Европе, перешли к более гибким и мощным конкурентам. Инициативу захватили США, ФРГ, а теперь—Франция, Япония и даже Италия.

Цифры показывают: к началу 1967 года на каждый миллион жителей приходилось цифровых и аналоговых машин:

в США — 630; Швейцарии — 205; Голландии — 148; Норвегии — 145; Франции — 135; ФРГ — 148; Англии — 97.

И так обстоит дело не только с ЭВМ.

Борьба за мировой рынок между неповторимым Роллс-Ройсом и общедоступным Фордом окончилась не в пользу штучного автомобиля. Почти половина британской автопромышленности контролируется сейчас американскими концернами. Это ли не расплата за излишнюю приверженность к традициям?

Нет слов, многое из того, что делало естественной горделивую приставку в названии империи — Великобритания — еще осталось. В какой только мере?

Владычица порей

Что греха таить, некоторым из нас, представителям поколения, в юности зачитывающегося произведениями Киплинга, очень хотелось увидеть хотя бы что-нибудь от викторианского величия Британии. Увы, не было усатых колониальных полковников, толп загорелых моряков, экзотических таверн и прочих аксессуаров заморской романтики. Не вызвали душевного трепета ни монументы Нельсону в Лондоне и Эдинбурге, ни восковые фигуры бравых полководцев и адмиралов в знаменитом музее мадам Тюссо. Правда, однажды фортуна, как нам показалось, все же сжалилась над нашими запоздалыми юношескими эмоциями.

На третий день путешествия мы осматривали владения морского отдела Национальной физической лаборатории министерства технологии в Фелтеме. Услышав «физическая» и «технологии», мы как-то не обратили внимание на слово «морская». Как раз там на какое-то мгновение на нас и пахнуло романтикой былых лет. Первый же корпус, куда ввели нашу группу, оказался комплексом бассейнов для испытаний больших моделей морских судов.

Бассейны, но какие!

В отличие от открытых, крытые бассейны такой же площади производят впечатление повнушительней. Мы попали прямо-таки в храм воды. Торжественная, соборная тишина и полумрак, мягкий плеск «морских» волн.

Ощущение большого водного пространства усиливалось еще и тем, что

Строительство подвесного моста через реку Северн (Шотландия), составленного из отдельных ветроустойчивых элементов.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Счетная машина прогресс
  2. Колониальные марки

Близкие к этой страницы
Понравилось?