Техника - молодёжи 1970-02, страница 28

Техника - молодёжи 1970-02, страница 28

шелестят страницы

КВАРКИ ОТКРЫТЫ?

К ажется, наконец-то физики увидели следы таинственных кварков — тех «кирпичиков» мироздания, из которых состоят сами «элементарные» частицы. Теоретически предсказанные пять лет назад, они долго не давались в руки экспериментаторам.

Успеха добились австралийские ученые из Сиднейского университета, которые решили исследовать столкновения элементарных частиц при максимально больших энергиях. Мол, чем сильнее удар, тем больше шансов выбить кварк из «нутра» материи. А самые быстрые и разрушительные «микроснаряды» выстреливаются космосом: космические лучи могут быть в миллионы раз «энергичнее» частиц, разгоняющихся в самых громадных нынешних ускорителях.

Когда столь энергичная частица налетает на атомы земной атмосферы, то возникает «атмосферный ливень» вторичных осколков. Каждый осколок, в свою очередь, крушит все на своем пути, брызгая на землю частицами следующих поколений. Среди брызг очень вероятны единичные кварки, мчащиеся в одном потоке с остальными осколками. Один ливень может «оросить» всю Москву. Если бы вместо элементарных частиц летели трассирующие пули, то ночью в городе было бы светлее, чем днем, небо сверху донизу прошивалось бы раскаленными струями.

Такие же трассирующие струи видны в камере Вильсона, если подставить ее под невидимый космический дождь. Пролетающая частица направо и налево ионизирует встречные атомы, вокруг ионов конденсируются мельчайшие капельки тумана. Эти белые паровые цепочки легко сфотографировать. Число образующихся капелек при очень больших скоростях почти не зависит от массы, но пропорционально квадрату заряда таранящей «микропули». Ясно, что кварк с зарядом 2/з е оставит в два раза более тусклый след, чем обычные частицы с зарядом 1 е.

Раньше никто не пытался охотиться за кварками в эпицентре «космической» струи. Очень уж трудоемко зафиксировать сам ливень, да к тому же надо подбирать особый режим измерений, чтобы при интенсивней

шей бомбардировке камера Вильсона не заволакивалась туманом сплошь. Хитроумно комбинируя расположение установки и моменты ее включения, сиднейские физики поймали в свой капкан свыше 600 ливней. Четыре трека выглядели очень подозрительно, но нечетко. В августе прошлого года руководитель группы Чарльз Маккаскер склонился над очередным снимком. «Вот то, что надо!»—воскликнул он. Посмотрите на схему: пять строго параллельных следов

одинаковой яркости пересекают кадр. Между первым и вторым параллельными курсами трек вдвое тусклее. Он мог принадлежать только частичке с дробным зарядом 2/з е. К сожалению, ни массу, ни энергию кварка определить по следу нельзя. Известно только, что первичная космическая частица, породившая данный «атмосферный ливень», обладала энергией около 3,5 млн. гэв (для сравнения: на Серпуховском ускорителе протоны разгоняются до энергии «всего» в 76 гэв).

Через три недели в Будапеште открывалась Международная конференция по космическим лучам. Маккаскер срочно прибыл на нее. Его доклад поразил научный мир. Ведущие физические журналы вне очереди поместили статьи о выдающемся открытии. Но тернист путь пионеров. Предстоят месяцы кропотливого труда, чтобы подтвердить наблюдения и обнаружить кварки с зарядом Уз е, дающие в девять раз менее яркие, чем при пролете электрона или протона, следы. Только через годы, увереннее освоив новый этаж материи, люди оценят событие, совершившееся на наших глазах. Быть может, именно сейчас человечество не гипотетически, а реально вступает из «атомного века» в век кварковый.

«Физике тудей»

ГОВОРЯЩАЯ ОБЕЗЬЯНА

HI ногие животные, особенно собаки, иногда понимают человека с полуслова. Но только у птиц и отчасти у дельфинов голосовой аппарат приспособлен к произношению членораздельных звуков. Поэтому до сих пор никто не слышал человеческой речи даже от наших ближайших родственников — обезьян.

Героические усилия предприняла супружеская чета Хейесов из США, чтобы вынянчить и воспитать, словно своего ребенка, маленькую шимпанзе Викки. Уникальный эксперимент продолжался шесть лет. Однако обойти законы физиологии в лоб не удалось. Викки так и не научилась говорить.

По принципиально новому пути решили пойти супруги Гарднер с факультета психологии Невадского университета. В июне 1966 года они «удочерили» годовалую шимпанзе Вашу и начали ее обучать, но не словам, а жестам. Расчет был прост: если животные не могут говорить прирожденно, по анатомическим причинам, то им, быть может, доступен язык немых.

Поведение маленького шимпанзе почти не отличается от поведения ребенка. На первом месте стоит имитация, подражание взрослым. А все люди, окружающие Вашу, старались в ее присутствии общаться только на АЗЯ (американский знаковый язык глухонемых). Ребенок гукает и что-то лопочет, пытаясь воспроизвести услышанные звуки. Обезьянка начала «лепетать» руками, повторяя увиденное. Взрослые ласково, будто родители, исправляли ее «дикцию».

В трехлетнем возрасте Вашу знала уже около шестидесяти слов. Разговаривать с ней не труднее, чем с трехлетним немым ребенком. Знаками она просит принести ей ту или иную вещь, например зубную щетку или мяч. Она различает понятия «понюхать цветы» и «полюбоваться цвета» ми», не лишена способности к обобщению и абстракции. Так, о предметах, нарисованных на картине, рассказывает как о реальных.

Шимпанзе сама составляет простейшие осмысленные фразы. Бежит, скажем, в кабинет Гарднера и говорит на АЗЯ: «Иди, открой дверь холодильника, я хочу выпить молока». Знаки «я», «ты», «мое», «твое» она употребляет безошибочно.

Скоро Вашу исполнится пять лет. Если опыт Гарднера будет продолжаться столь же успешно, то через два-три года обезьянке придется продолжить свое образование в школе для глухонемых детей.

«Сайенс»

26

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?