Техника - молодёжи 1970-05, страница 50




Техника - молодёжи 1970-05, страница 50

— Через три дня ты будешь ждать меня здесь в это же время, — сказал Андрей, прощаясь со связной Сопротивления.

...На набережной, у моста, его ждал со своим грузовичком Карлос. Они пообедали в маленьком ресторане на окраине, а затем выехали за город. Рация Андрея была искусно скрыта в грузовичке. Связь с Москвой осуществлялась с разных мест, отстоящих друг от друга на расстоянии в несколько десятков километров, так что рацию нелегко было запеленговать.

Москва в должной мере оценила полученное сообщение. Представлялась возможность получать достоверные сведения о передвижении германских войск с запада на Восточный фронт.

Через три дня Андрей опять был на холме у старого форта. Клара его ждала.

— Ты смогла бы сегодня же отправиться в город, где служит Альфред? — спросил он ее.

— Конечно.

— Тогда выезжай ночным поездом. Я приеду завтра в полдень. В час дня будь с ним в парке на берегу реки. Ничего не говори ему о времени нашей встречи. Если не возникнет никаких непредвиденных препятствий, ты подашь мне знак, я подойду, и мы познакомимся. Если что-то помешает, я вернусь сюда, и мы опять встретимся.

...Небольшой курортный городок, снискавший себе славу минеральными источниками, превратился как бы во временную столицу страны. В многочисленных отелях разместились правительственные учреждения. Среди них — управление безопасности, тесно связанное с германскими карательными органами и, по существу, их придаток. В городе установлен жесткий режим. Несомненно, Андрею не следовало бы задерживаться здесь, тем более оставаться на ночь. Пока Карлос бойко торговал на рынке овощами и курами, Андрей отправился в парк.

Их знакомство состоялось без лишних церемоний и

без взаимного представления друг другу»' °ба были достаточно искушены в конспиративной работе, чтобы обойтись без этих условностей.

Первый же разговор подтвердил сложившееся у Андрея со слов Клары представление об этом человеке. Альфред, как и большинство офицеров европейских капиталистических армий, не отличался уж очень прогрессивными взглядами. Но он был убежденным врагом нацистской Германии, патриотом своей страны, не любил англичан и американцев. С его рассуждениями можно было согласиться — он не хотел принижения своей страны после войны.

Офицер-разведчик, видимо, сразу понял, чьим представителем являлся Андрей. Впрочем, Андрей этого и не скрывал.

— Устраивает ли вас сотрудничество на взаимных началах? — без обиняков спросил новый знакомый.

— Что вы имеете в виду?

— Обмен информацией.

— Нет, не устраивает.

— Следует ли ваш ответ расценивать как недоверие? — сухо спросил Альфред.

— Отнюдь нет. Но о какой взаимности может идти речь, когда моя страна воюет, а ваша капитулировала перед немцами? Вы же представляете только патриотическую группу Сопротивления, не имеющую пока значительных сил и возможностей...

— Пожалуй, вы правы, — после некоторого раздумья откровенно ответил майор. — Но мы хотели бы получать регулярные сведения о положении на вашем фронте.

— Для этого достаточно слушать сводки Советского Информационного бюро. Они передаются ежедневно на всех европейских языках.

Андрей незаметно рассматривал своего собеседника. У него было озабоченное лицо, холодноватые, несколько беспокойные глаза. Как и положено разведчику, в разговоре Альфред был сдержан, явно стараясь не говорить ничего лишнего.

— Вас, конечно, прежде всего интересуют сведения о передвижении германских войск и их отправка на Восточный фронт? — начал Альфред.

— Достоверные сведения были бы весьма полезны...

— Мы, конечно, получаем исчерпывающие данные о передвижении германских властей... Но это далеко нр все, — Альфред испытующе посмотрел на Андрея.

Не зная, на что намекает майор, Андрей ограничился фразой:

— Мы не откажемся и от большего...

— То, что я имею в виду, дало бы вам в руки значительно более ценные, совершенно достоверные, исключительно важные сведения. Однако не скрою от вас: получение их сопряжено с очень большим риском для человека, находящегося в вашем положении-Но тут я ничем не могу вам помочь, вы должны полностью рассчитывать только на самого себя, на свои силы и возможности...

Опять в словах Альфреда звучала какая-то неопределенность, настораживавшая Андрея.

— В моем положении все связано с риском, — просто сказал он. — О чем, собственно, идет речь? Говорите прямо...

Альфред помолчал некоторое время, а затем заговорил:

—- Хорошо. Приняли бы вы на овязь одного нашего старого агента, работавшего на нашу разведку еще задолго до войны?

— Смотря кого...

— Речь идет об агенте-немце. Тогда он был молодым офицером. Теперь он время от времени появляется в городе и остается здесь на длительное время, очевидно имея какие-то особые задания. Нет ни

48



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?