Техника - молодёжи 1972-10, страница 49

Техника - молодёжи 1972-10, страница 49
ф<Монблан» против «Имо» ф Ошибка капитана ле Медека
ф Взрыв, уничтоживший полгорода
#Кто виноват в трагедии?

КАТАСТРОФА

«Монблан», следуя четырехузло-вым ходом (адмиралтейство ограничило скорость движения судов в гавани пятью узлами) приближался к боновому заграждению с противолодочными сетями. Бон тянулся от мыса Айвз до волнолома Нового морского вокзала. На сигнальной мачте вокзала был ясно различим знак «Проход разрешен».

Лоцман Маккей твердо помнил, что теперь ему нужно руководствоваться 25-й статьей международных правил для предупреждения столкновения судов в море, В соответствии с этим он направил «Монблан» в сторону берега Дартмута. Через 15 мин. «Монблан» миновал восточ

ные ворота сетевого заграждения, которое шло от острова Джордж.

Видимость была отличной. До гавани Бедфорта остался самый легкий отрезок пути... «Монблан» прошел метрах в ста от стоявшего на фарватере английского крейсера «Хайфлайер». Капитан ле Медек отсалютовал ему флагом: он знал, что в начале войны этот корабль близ Рио-дель-Оро потопил немецкий тяжелый крейсер «Кайзер Вильгельм дер Гроссе». Через минуту лоцман Маккей заметил приближающийся «Имо», который выходил из излучины пролива. До встречного судна было примерно три четверти мили. «Имо» пересекал курс французского парохода.

«Кажется, этот дурень намеревается срезать нам нос», — проворчал Маккей и потянулся к проводу гудка. «Монблан» коротко прогудел — судно изменяло свой курс вправо. Теперь корабль шел неподалеку от набережной Дартмута. Лоцман Маккей был убежден, что встречный посторонится и приблизится к средней линии фарватера, как предписывается правилами. И он буквально остолбенел от изумления, когда «Имо» дал два коротких гудка, которые означали: «Я изменяю свой курс влево».

— Право на борт! Стоп машина! — заорал лоцман.

Суда опасно сблизились. У «Монблана» теперь был один выход: отвернуть влево и пропустить «Имо» по правому борту. Маккей схватился за шнур и дал два коротких гудка. Одновременно капитан, понявший маневр лоцмана, крикнул рулевому: «Лево на борт!» «Монблан» медленно отвернул от берега, и оба

парохода оказались на противоположных параллельных курсах.

Но тут произошло непредвиденное: как только «Монблан» пропустил «Имо», последний дал три коротких гудка. Это означало, что его машина работает на задний ход. На «Монблане» поняли, что теперь столкновения уже не избежать... «Имо» не успел погасить инерцию. Он медленно разворачивался вправо, пока не ударил носом в борт «Монблана».

Те, кто находился на мостике «Монблана», оцепенели от ужаса. Только экипаж «Монблана», лоцман Маккей и командование морского штаба в Галифаксе знали, какой страшный груз покоится в трюме французского парохода.

«МЫ НАБИТЫ ВЗРЫВЧАТКОЙ»

Теперь читателю в пору вникнуть в суть того разговора, который вели наедине капитан ле Медек и лоцман Маккей вечером 5 декабря.

— ...Так вот, в конце ноября, когда я привел «Монблан» в Нью-Йорк, — рассказывал капитан, — американские военные власти приказали мне пропустить на судно партию плотников. День и ночь они обшивали трюмы толстыми досками. Ни одного железного гвоздя — все медные. А через час в конторе один знакомый таможенник сказал мне: «Боюсь, капитан, что это взрывчатка, и притом весьма большая партия. В обычных условиях мы не стали бы использовать «Монблан» для перевозки такого груза, но сейчас война, судов не хватает, так что другого выхода нет». Через два дня они начали погрузку. Доке

ры работали медленно и осторожно. Их ботинки были обернуты материей. Мне приказали погасить топки котлов, а у команды отобрали все спички, трубки и сигареты. Курить разрешалось только на берегу...

Фрэнсис Маккей, проработавший лоцманом добрую четверть века, слушал капитана с большим вниманием. Время от времени ему становилось не по себе.

— Четыре трюма у нас забиты бочками с пикриновой кислотой, — продолжал капитан. — Вы знаете, какова ее разрушительная сила — гораздо выше тринитротолуола.

-Впрочем, есть у нас и тринитротолуол...

Мы уже готовы были выйти в море, когда из Франции пришла телеграмма. Нам предписывалось взять дополнительный груз. Вы заметили у меня на палубах четыре ряда железных бочек? Это бензол — новый супер-газолин для броневиков и танков. Впрочем, взгляните сами на коносамент.

Недрогнувшей рукой лоцман взял несколько листов с машинописным текстом: «2300 т пикриновой кислоты, 200 т тринитротолуола, 35 т бензола, 10 т порохового хлопка. Порт назначения — Бордо».

— Как видите, дорогой лоцман, мы набиты взрывчаткой. Но это еще не все, — продолжал ле Медек. — Вторая неожиданность ждала меня в кабинете начальника управления Британского военно-морского флота в Нью-Йорке. Оказалось, что «Монблан» не войдет в состав американского конвоя, направляющегося в Европу: с нашими десятью узлами мы тормозили бы ход всем другим судам. Мне приказали следовать в Галифакс и ждать английский конвой. Хотя не исключено, что придется следовать через Атлантику в одиночку... Как вы думаете, лоцман, они уже начали формировать конвой?

— Пожалуй, начали, — отвечал Маккей. — Сейчас в порту пример-

ЛИШИ

тшы

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?