Техника - молодёжи 1973-08, страница 21




Техника - молодёжи 1973-08, страница 21

шло инерцоида, на 1,5—2 см, причем с небольшими колебаниями в такт прыжкам механизма.

Я обратил на это внимание аудитории и простым расчетом показал, что при силе трения 15—18 г смещение качелей должно быть около 1,3— 1,5 см. Действительно, в установившемся режиме момент силы трения относительно оси подвеса Мтр =Ftp ' .1=18 г . 80 см ~ 1400 гсм. Этот

момент должен уравновешиваться моментом силы веса Мц^Р'х, где х — горизонтальное смещение качелей, Р — вес инерцоида и площадки, равный примерно 900 г.

Следовательно,

Таким образом, и эксперимент на качелях объясняется законами механики Ньютона. Но В. Толчин неверно истолковывал и этот опыт. Причина — неточная оценка возможного эффекта. Изобретатель предполагал, что отклонение должно быть порядка 50 см, а в действительности оно оказалось около 1,5 см. Демонстратор установки не заметил столь малое отклонение, вероятно, потому, что в первый момент движения качели довольно сильно колебались.

Остановлюсь еще на одном опыте, о котором В. Толчин сообщил мне в апреле 1970 года. Ниткой протаскивают инерцоид, установленный на платформе. При невключенном механизме катится платформа, а инерцоид остается на ней неподвижным; при включенном — он движется по платформе, а та остается в покое.

Опыт как будто неопровержимо

доказывает справедливость утверждений изобретателя. Однако он забывает, что во время работы инерцоид сильно вибрирует и раскачивается, и это значительно уменьшает силу трения между инерцоидом и платформой. Следовательно, и тут нет никакого доказательства возможности безопор-ного движения.

Наконец, разберем еще один из доводов В. Толчина против закона о движении центра масс. Речь идет о поведении инерцоида на смазанной маслом поверхности или (аналогичный случай) в жидкости.

Как известно, величина сухого трения от скорости не зависит. А при движении по смазанной поверхности эта сила пропорциональна скорости: первой ее степени — если скорость мала, второй и более высоким степеням — если скорость велика.

Пусть грузики инерцоида движутся в одну сторону (вправо) с малым ускорением относительно продольной оси аппарата, а в другую сторону (влево) — с большим ускорением. В первом случае на инерцоид со стороны грузиков действует влево небольшая сила, которая создает маленькое ускорение его корпуса. Поэтому скорость корпуса будет нарастать незначительно, вязкое трение будет малым и смещение инерцоида влево окажется большим — близким к тому, что было бы при полном отсутствии трения.

Затем грузики начинают двигаться влево с большим ускорением. При этом возникает значительная сила, она разгоняет корпус вправо с большим ускорением, ведущим к быстрому нарастанию скоростей. Но тогда

резко растет сила трения, мешающая движению корпуса. Смещение его вправо оказывается гораздо меньшим, чем в предыдущем цикле — влево. В итоге инерцоид сдвигается влево на некоторую величину. Далее процесс повторяется, и мы наблюдаем постепенное шагообразное движение аппарата влево.

Перед нами любопытная модель для демонстрации законов механики, а не для их ниспровержения. Только гипнозом предубежденности можно объяснить стремление увидеть в инер-цоидах повод для пересмотра теоремы о движении центра масс. Если уж говорить о ее экспериментальной проверке, то надо принимать во внимание одно обязательное методологическое условие. Состоит оно вот в чем.

Из теоремы о центре масс и из факта светового давления выведен известный принцип эквивалентности массы и энергии, с огромной точностью подтвержденный в атомной физике. Поэтому точность опытов с «безопорными движителями» должна быть не меньше точности экспериментов, подтвердивших и принцип эквивалентности, и факт светового давления. А как обстоит дело у В. Толчина? Его опыты в сотни, тысячи раз грубее.

Вот почему попытки сокрушить закон движения центра масс, имея в руках отвертку и плоскогубцы, — предприятие с негодными средствами. А шум вокруг будто бы таинственных свойств инерцоидов лишь отвлекает творческую мысль от реальных практических задач, требующих своего разрешения.

гому, лошадь в данном случае служит источником действующей силы. Именно в организме животного происходят физические преобразования форм материи, непосредственно связанные с овсом. Некормленая лошадь телеги не потянет». Рассуждениями об овсе В. Толчин заслоняет главное, а именно: и сытая лошадь на скользкой дороге подобна корове на льду. Налицо нежелание понять роль трения в процессах движения тел.

Если сесть в тележку с колесами без привода и взять две гири, то при резком разведении рук в стороны и назад тележка сдвинется вперед. Если затем достаточно медленно свести руки с гирями снова вперед, то тележка, казалось бы, в нарушение законов механики отойдет назад на расстояние, существенно меньшее ее первоначального перемещения вперед. Причина — в конечной величине трения колес с опорной поверхностью».

о. жолондковскии,

изобретатель (Москва):

«Во время одной из поездок в Киев я познакомился с инженером В. Зайцевым, о машинах которого говорилось в № 4 за 1969 год. Талантливый человек, сразу видно! Какие он придумывает остроумные кинематические схемы для своих механизмов! Но вот беда — он не согласен с третьим законом механики. От своего универсального импульсного движителя (УИДа) Зайцев ждет ни много ни мало как постоянной тяги за счет внутренних сил.

Но постоянной тяги нет и быть не может. Есть пульсирующая, изменяющаяся от нуля до 3 т. Изобретатель безуспешно бьется над тем, чтобы избавиться от этого недостатка, который не что иное, как потенциальное достоинство.

Уже сейчас механизм Зайцева способен утрамбовывать бетон и дорожные покрытия. При определенной доработке может стать

прекрасным направленным вибратором. Не исключено, что на основе УИДа удастся создать виброплуг, кабелеукладчик, устройство для снятия судов с мели, новые типы грейдеров и бульдозеров. Пульсирующий режим с большим максимальным усилием может быть полезен машинам, режущим грунт и дробящим скальные породы. И что бы вы думали: вознамерившись сотрясти основы механики, изобретатель на все это не обращает никакого внимания!»

М. ПРОТОДЬЯКОНОВ,

доктор технических наук, профессор (Москва):

«Чем больше я смотрел опытов с инерцоидами и думал о них. тем больше портилось мое впечатление о них. Для объяснения их действия вполне достаточно обычных законов механики. Все это привело к тому, что инерцоиды перестали меня интересовать и я прекратил тратить время на их анализ».

18



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?