Техника - молодёжи 1977-03, страница 50

Техника - молодёжи 1977-03, страница 50

Дончо. Да, то жаркое черноморское лето незабываемо. Не скрою, мы пускались в путь, полные сомнений и тревожных предчувствий. Помню, я еще в детстве прочитал книгу Алена Бомбара «За бортом по своей воле», а некоторые места даже выучил наизусть. Вот хотя бы это; «И когда корабль тонет, тебе представляется, что вместе с кораблем весь мир погружается в бездну; когда палуба уходит из-под ног, тебя покидают все твое мужество, весь разум. И даже если тебе посчастливится обрести в это мгновенье спасательную шлюпку, ты еще не спасен. Потому что ты недвижно замираешь в ней, раздавленный свергнувшейся на тебя бедою. Потому что ты уже не живешь. Запеленатый ночною тьмой, влекомый течением и ветром, содрогающийся пред бездной, пугающийся и шума и тишины, ты за каких-нибудь

Дончо. Юлия, как пианистка, естественно, более эмоциональна; чем я, экономист» Я уверен, иногда цифры бывают красноречивей самых возвышенных слов. Вот несколько цифр Около 200 тысяч человек в год терпят кораблекрушения. 50 тысяч находят место в шлюпках, но и они, за редчайшим исключением, погибают, причем 90%—в первые три дня. Тут есть над чем задуматься. Что же касается Бомбара, то я уточню мысль Юлии: мы пустились тогда в круговерть черноморских штормов даже вопреки Бомбару. Бомбар считает спасательную шлюпку крайне ненадежным средством. Он убежденный сторонник надувных плотов. По мнению Бомбара, у спасательной шлюпки слишком много недостатков

Юлия. Действительно, из-за отсутствия киля шлюпка ужасно неустойчива. Зазеваешься с парусом при

и на Черном море, мы заранее объявили тогда конечный пункт прибытия — Кубу...

Дончо. Да, за 63 дня мы прошли от Гибралтара до Кубы, заранее объявив маршрут. Тем самым мы еще и еще раз пытаемся вселить уверенность в тех, кто оказался за бортом не по своей воле: можно не просто выжить в океане, но и пересечь океан в нужном направлении, найти спасительный берег.

Юлия. За 63 дня мы пережили немало радостных и горестных минут. Обо всем этом мы написали книгу, перевод которой на русский язык, кстати, скоро выйдет в издательстве «Молодая гвардия». Поэтому поделюсь лишь главным впечатлением от плавания: океан — живой друг человека. Друг требовательный, суровый и все же настоящий друг. В равной степени это относится как к Атлантическому

На снимках (слева направо): Среди необозримого океана. Не думайте, что это прогулка на яхте. На мачте «Джу-V» — болгарский флаг. Ветер усиливается.

^гри дня окончательно обращаешься в мертвеца...»

Юлия. «Вы, жертвы легендарных кораблекрушений, отдавшие богу душу преждевременно, я знаю: вас погубило не море, вас сразил не голод, не жажда убила вас! Раскачиваясь на волнах под тревожные |рскрики чаек, вы умерли от страха». Это тоже Бомбар. И я люблю его книгу не меньше Дончо. Его книгу и его делру Как вы помните, Бомбар в 1952 году пересек Атлантику на надувном плоту, дабы доказать: главный враг потерпевших кораблекрушение — вовсе не физические лишения. Главный враг — отчаяние. С ним и надо бороться.

перемене галса или подставишь борт коварной волне — и того гляди перевернешься вверх дном. Но если не отдаваться на волю провидения, а бороться, бороться каждый час, каждый шаг, лодка становится надежной союзницей. Главное — не терять присутствия духа. И когда, помнится, после трехнедельных испытаний мы однажды утром заметили на горизонте зыбкие контуры Кавказских гор, ликованию нашему не было предела. Мы доказали прежде всего самим себе: да, потерпевший кораблекрушение способен победить море даже на обычной лодчонке, какой на случай катастрофы оснащены все большие и малые корабли. Черное море стало воистину нашей соленой купелью. Я бы сказала, что 800 черноморских миль дались нам труднее 4800 миль плавания через Атлантику, которое мы совершили спустя два года на шлюпке «Джу-IV». Как

океану, так и к Тихому... Хотя, сознаюсь, некоторые эпизоды нашего последнего плавания мне до сих пор вспоминать мучительно.

Дончо. Третий этап экспедиции «Планктон» начался 17 марта прошлого года, когда мы отчалили от пирса Кальяо в Перу. Шлюпка «Джу-V» взяла курс на Полинезию. Впереди простиралась немыслимая водная гладь в 8 тысяч миль1 Насей раз мы были уверены в успехе как никогда. Ведь именно отсюда, из Кальяо, почти 30 лет назад отправился к берегам Полинезии Тур Хейердал на плоту «Кон-Тики». Правда, на плоту их было шестеро, шестеро мужчин плюс попугай, а мы «потерпели кораблекрушение», как обычно, вдвоем. К тому же, скажу без хвастовства, наша программа была намного насыщенней, ведь нам приходилось проводить множество опытов по программе ЮНЕСКО и Интеркосмоса.

46

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?