Техника - молодёжи 1977-03, страница 52

Техника - молодёжи 1977-03, страница 52

В ней парил над Землей Виталий Севастьянов, такой же как Юрий Гагарин, синеглазый сын России. Это он окрестил нас «космонавтами океана», и я не знаю лучшей похвалы. Это высшая оценка наших усилий, трудов и стремлений.

Юлия. Я тоже думала не раз: а что же на деле значит это красивое словосочетание: космонавты океана? Наверное, не только то, что мы поставлены в сходные условия с космонавтами. Главное в другом. Если когда-нибудь в космос на долгие сроки полетит супружеская пара — наш скромный опыт им ох как пригодится. Мы же, по существу ставим эксперимент на психологическую совместимость, исследуем одну из вероятностных моделей взаимного поведения в критической ситуации. Для меня слова Виталия Ивановича звучат еще и как напутствие: кто знает, может, еще и мы

улучив минутку, я читала любимого Гоголя а Дончо любимого Достоевского, он от него без ума. Пока прямо по курсу не восстали грозные буруны архипелага Туамоту. Сотни, тысячи кораблей нашли себе последнее пристанище среди этих острых, как лезвие, рифов Здесь же кстати, закончилось и героическое плавание «Кон-Тики». Будь у нас прежняя, семиметровая мачта и исправный руль, можно было бы попытаться обойти смертельно опасную коралловую гряду. А в нашем положении оставалось надеяться на собственную сноровку, а еще больше — на удачу.

Д^нчо. Это походило на слалом среди грозных порогов сумасшедшей горной реки. Только вот масштабы были другие. Белый, весь в кипени, водяной вал то швырял нас в пропасть, к своему подножию, то возносил к рваным зазубринам ри-

радостно встречавшим нас островитянам

Дончо. Среди встречающих оказался и Бенгт Даниэльсон, один из членов экипажа «Кон-Тики»! ' С того достопамятного плавания он так и остался на острове, посвятив жизнь изучению истории и нравов полинезийцев. Должно быть, лишь он один по-настоящему мог оценить нашу радость — ведь когда-то шестерка с «Кон-Тики» появилась здесь точно в таком же состоянии — донельзя изнуренные и переполненные счастьем!

Юлия. Поставив на Таити новую мачту и отдохнув, мы продолжили наш путь к Самоа. И снова — бессонные ночи, шторма, грозные рифы. А перед самым концом экспедиции — на девяносто шестой день — в е два не кончилось плачевно. Р узком проходе между двумя грядами рифов рядом со

С Дончо окажемся в космосе — ведь опыт как-никак приобретен немалый. Если, конечно, все будет в мире спокойно...

Я не зря заговорила о мире в мире. Ночью сидишь на корме, крутишь ручку приемника, нашего неизменного безотказного ВЭФа, и тревога закрадывается в сердце... Расстрелы в Чили. Взрывы в Ирландии. А однажды я услышала репортаж какого-то английского корреспондента из осажденного израильскими оккупантами лагеря Тель-Заатар. Я слышала треск пулеметов, крики детей, стоны раненых. Там погибло несколько тысяч человек — и не столько от пуль, сколько от голода и жажды. Помню, я не выдержала и разбудила Дончо.

Вот так мы и плыли еще два месяца — среди забот тревог и радостей маленького земного шара, приносимых радиоволнами. Иногда,

фов О руле и парусе не могло быть и речи. Все, что нам оставалось — не разгибая спины, вычерпывать воду из трещавшей по всем швам шлюпки. Не берусь сказать, сколько времени мы так находились на волосок от гибели. Но вот нас проволокло-таки через гребень рифа, разъяренная пасть океана осталась позади, начался отлив, и мы пои ~ли на сей раз, кажется, уцелели

Юлия Воду мы вычерпывали до самого Таити, однако поднабралось ее многовато — свыше двух тонн, так что перед изумленными таитянами «Джу-V» появилась, возвышаясь над поверхностью океана всего на 20 сантиметров! К этому времени силы почти оставляли нас. Дончо похудел на 14 килограммов, я, «как обычно», на 6. Но, мы старались и вида не показать, что измождены,

шлюпкой выпрыгнул из воды огромный кит. Он выпрыгнул почти отвесно, на мгновение как бы завис в воздухе, затем погрузился в волны и снова встал, прямой как свеча, возле борта. Он был ранен, а с раненым китом шутки плохи. Стоило ему хотя бы нечаянно задеть хвостом шлюпку — и... Но и на этот раз мы, как говорится, вышли сухими из воды.

Дончо. Да сопутствует нам удача и в последнем этапе экспедиции «Планктон» — кругосветном плавании на шлюпке «Джу-VI», которое мы намерены совершить в следующем, 1978 году. Уже теперь мы втроем готовимся к этому эксперименту. Почему втроем?

Юлия. С нами поплывет наша четырехлетняя дочь Яна. Вот уж ей-то наверняка доведется летать еще и к другим планетам. Ведь ей жить в третьем тысячелетии.

48

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?