Техника - молодёжи 1980-06, страница 15

Техника - молодёжи 1980-06, страница 15

ственное участие в великом деле освоения Западной Сибири. И была у них идея — создать строительное подразделение нового типа, перенести в него богатый опыт организации работ в студенческих строительных отрядах, опробовать такие формы самоуправления, которые наиболее отвечали бы духу и статуту комсомольско-молодежного управления.

Место для поселка они выбрали в пяти километрах от газопромысла, у озера, в красивой глухой тайге. Жить они начали в вагончиках и первую свою улицу назвали улицей Надежд, построили рядом баскетбольную площадку и проложили «тропу мужества» — самый короткий и самый рискованный путь к строительным объектам. Пробежать по этой тропе было искусством (я пробовал): чуть оступишься — нырнешь в болото по пояс. Со временем проторили здесь добротную дорожку, протянули электропроводку с лампами на деревьях. Выключатель на сосне. Пошел вечером — включил. Прошел — выключил. С одной стороны, комфорт в тайге, с другой — экономия.

Они приехали сюда «романтиками-работягами». Тайга уюта им не обещала, да они его и не я&ждали. Веселья же им было не занимать. Шумно, с размахом справляли они встречи и проводы друзей, дни рождения, юбилеи, праздники. И свято блюли «сухой закон».

В тайге поднимались первые дома поселка, который они назвали Светлым. Всполошилась пожарная инспекция, прислала дюжих дядек с электропилами — на корню пресечь нарушение противопожарных инструкций. Но светлостроевцы не дали спилить деревья вокруг домов, сами вырубили широкую просеку вокруг поселка, отделив его от тайги... И сейчас, когда Светлый давно застроен, понимаешь: красота его в том, что брусчатые дома стоят среди стройных сосен и разлапистых елок и уже не выглядят они скучными типовыми коробками, каких в свое время много понаставили в молодых городах и поселках Тюменщины.

Они жили и работали согласно принципам своего устава, который сами написали и приняли на общем собрании, устава подчеркнуто демократичного, провозглашавшего как норму участие каждого в делах управления, в принятии важных для всех решений. Они вписали в свой устав пункты о «сухом законе» — что это такое, думаю, объяснять не надо — и «безвозвратном законе»: увольняешься — не держим, уезжай, но зато вторично в управление принят не будешь. Они вписали в устав такой пункт: «Учеба молодежи, не полу

чившей среднего образования, обязательна для всех работающих в управлении». Нежелание учиться расценивалось как нарушение устава: за это ежегодно двух-трех человек увольняли. Сурово? Возможно, но так ведь и устав сами писали... Они ввели бригадную сдельщину на производстве всех работ, систему условных разрядов в коллективе, руководимом выборным бригадиром, а это побуждало саму рабочую молодежь контролировать производство и наилучшим образом распределять свои силы, средства, время.

То был серьезный социально-экономический эксперимент, во многом определивший пути организации рабочих коллективов на освоении новых приполярных месторождений газа — Медвежьего и Уренгойского и строительстве городов Надыма и Нового Уренгоя. Это была как бы подготовка к дальнейшему и куда более глобальному освоению Севера.

Естественно, не все могли учесть молодые светловчане, да, честно говоря, не все у них и получилось так, как они задумывали. Множество неурядиц в снабжении строительства материалами, острейшие проблемы их транспортировки, финансовые ухабы сотрясали коллектив и доставляли массу неприятностей их руководителям. Тем не менее многие из светловчан пошли дальше на север — в Надым, хотя наверняка знали, что там будет еще труднее.

Дух Светлого витал над Надымом в те годы. И это было очень важно, поскольку, кроме решения чисто производственных задач, формирующийся комсомольско-молодеж-ный трест «Севергазстрой» должен был сделать главное: сколотить коллектив дружный, боеспособный, готовый к тому, что, если придется хватить лиха, не дрогнуть, не спасовать (а в том, что придется его хватить, вряд ли кто сомневался). В общем-то, так оно и случилось... Да и не могло, откровенно говоря, не случиться, поскольку Министерство строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности начало комплектовать на Севере свои подразделения, не обеспечив их ни жильем, ни базами строительной индустрии, ни мало-мальски разработанной схемой транспортировки сюда грузов. Конечно, дело прошлое, и сейчас можно было бы об этом не говорить, если бы при всех последующих годах освоения этого района, вплоть до сегодняшнего дня, не сказались непродуманные решения, ошибки и упущения первых лет работы.

Сейчас просто диву даешься, сколько дел тогда было сотворено на одном энтузиазме, с минимумом

На прокладке газопровода Уренгой — Челябинск (фото слева).

Техник-геолог Карской нефтегазо-разведочной экспедиции комсомолка Любовь Казакова (фото вверху).

материального и технического обеспечения. И сотворено на совесть! Я жил тогда в Надыме и припоминаю, как сдавали в эксплуатацию баню — наверное, первый серьезный объект будущего города. Толя Витковский (светловча-нин!) водил меня по двум этажам, кирпичного здания, с гордостью мастера показывал сделанную им вентиляцию и все спрашивал:

— Ну вот хоть одну заклепку найдешь?

Ни черта я не смыслил в вентиляционной технике, но, видя, как ловко состыкованы вытяжные трубы и как филигранно они прикреп

13

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?