Юный Натуралист 1974-09, страница 17

Юный Натуралист 1974-09, страница 17

16

*

Ласточки пропали, А вчера зарей Все грачи летали Да как сеть мелькали Вон над той горой.

С вечера все спится, На дворе темно. Лист сухой валится, Ночью ветер злится Да стучит в окно.

Афанасий Фет

Трехпалый

Возле нашего аула стали находить следы трехпалого волка. Этот волк был знаменит на всю округу. Он выкрадывал овец из загонов, резал телят, пасшихся на луговинах, неподалеку от аулов.

Люди у нас заволновались, но ничего страшного не произошло. Волчьи следы были свежими, однако скотину волк не трогал.

Бывалые охотники поняли, в чем дело: трехпалый где-то поблизости от аула выкармливал выводок. Добычу он искал на стороне. И точно, мальчишки в зарослях камыша наткнулись на трех волчат. Волчата были большие, а мальчишки маленькие. Взять волчат они не смогли и побежали в аул за помощью. Пока взрослые собирались, пока ружья заряжали, трехпалый увел свой выводок. И в ту же ночь из нашей овчарни исчез лучший баран.

Трехпалый был верен себе. Пока он жил вблизи аула, не беспокоил ни людей, ни овец, по времени даром не терял. Изучал все скотные дворы, где есть собаки, где нет.

А как вырастил волчат, так и показал свои зубы: добрую дюжину баранов утащил из аула.

Трехпалого наши охотники не подстерегли. Все засады он обходил, на приманку не попадался, а потом и совсем исчез из наших мест. Знал, видно: рассердить людей — себе беды нажить.

М. Зверев
Монетная дорога

— Здравствуй, дедушка! — приветствую я повстречавшегося на поле деда Игната.

Он останавливается. Степенно снимает с седой головы высокий картуз. Неторопливо кланяется.

Я удивленно заглядываю в берестяное лукошко деда. В него он будто бы зачерпнул одним махом горячее пламя утренней зари.

— Далеко ли ягодку брал? — спрашиваю я у деда.

— Не! Рядом. За Монетной дорогой, — отвечает он.

Здесь я не впервые. Исколесил, казалось, все леса,

а о такой дороге слыхом не слыхивал ни разу. Звучное название!

Я вопросительно вскидываю брови. Но дед не видит этого. Шероховатой, в трещинах, ладонью пересыпает он в лукошке рубиновые ягоды брусники.

— Это где же такая красивая дорога? — интересуюсь я снова.

— Э! — хитровато тянет дед Игнат. — Ты, почитай, и бывал-то у нас только зимой. Дорога же эта в сентябре лишь название свое оправдывает. Настоящая Монетная! — восхищенно произносит дед и показывает, как к ней пройти,

И вот я иду высокой сухой просекой. Она, как стрела, пронзила высокоствольные березняки. Осенний ветер срывает и щедрыми пригоршнями сыплет мне под ноги золотые монетки листьев. Дорога густо усеяна этим остывающим золотом лесов. Идти здесь легко, радостно. И, несмотря на то, что в природе вовсю властвует осень, в душе нет места грусти и печали.

3 «Юный натуралист» № 9_

ТШх.

Рис. И. Кошкарева

Фото Р. Воронова и А. Чиркова

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?