Техника - молодёжи 1981-07, страница 33

Техника - молодёжи 1981-07, страница 33

АНАБИОЗ ДЛЯ

СТАВРИДЫ

ИГОРЬ АЛЕКСЕЕВ, инженер

Вряд ли кому покажется странным, что лесорубы, разделывая стволы поваленных деревьев, не отправляют на мебельные комбинаты готовые наборы заготовок для кресел и «стенок»; что хлеборобы не поставляют в булочные булки и бублики; что сталевцры не посылают машиностроителям шестерни, коленчатые валы и прочие детали. Им, да и не только им, четко определены сферы деятельности. А вот у рыбаков дела обстоят иначе...

ПОЧЕМУ СЕЛЕДКА СОЛЕНАЯ?

На прилавках рыбных отделов гастрономов обычно видишь пестрые пирамиды, сложенные из консервных банок. Тут и «килька в томатном соусе», и «сайра бланши рованная», и «паштет шпротный». Рядом пакеты со всевозможными рыбными супами и, конечно, креп ко промороженные тушки мойвы, окуня, креветок и прочих даров моря. А если в магазине вдруг появляется живая рыба, то скорее всего это сонные сомы и карпы, взращенные и выловленные в сугубо пресных водоемах. Но чаще всего покупатели вынуждены довольствоваться переохлажденными полуфабрикатами.

Причина тому — сложившаяся в течение десятилетий система промысла в открытом море. Ведь с тех пор, как траулеры принялись выслеживать косяки рыбы в сотнях, а то и тысячах миль от берегов, перед капитанами встала проблема: как доставить улов в порт назначения в целости и сохранности? Первоначальное решение оказалось несложным : скажем, селедку грузили в бочки и обильно засыпали солью. Затем появились морозильные траулеры с охлаждаемыми трюмами, огромные обрабатывающие плав-заводы, и на берег пошли ящики со всевозможными консервами и бло ками замороженной рыбы. На таких судах места для живой продукции, разумеется, не осталось, а большинству рыбаков волею обстоятельств пришлось переменить специальность и превратиться в обработчиков добычи.

Но сохранить высокие вкусовые и питательные качества морской продукции, оказывается, совсем непросто. Нежелательные явления, снижающие их, возникают, оказывается, когда промысловики опускают за борт трал. Выяснилось, что рыба прекрасно видит надвигающуюся на нее сеть и всеми силами стремится вырваться на свободу. Всеми силами... В этом нет ни грана преувеличения, ибо, попав в экстремальные условия, она рефлектор-но мобилизует и быстро расходует почти все запасы жизненной энергии. Ее нервная и мышечная системы работают с колоссальной перегрузкой. В итоге из тканей организма исчезают питательные вещества, а их место занимают другие, которые любителям ухи и трески иод маринадом большого удовольствия, да и пользы, прямо скажем, не при несут. Образно говоря, рыба, извлеченная из трала, напоминает изможденного спринтера, рискнувшего преодолеть в привычном для него темпе 800-метровую дистанцию.

Но в таком случае не может не возникнуть вопрос: как же избежать этих побочных негативных явлений?

Над этим задумался потомственный рыбак Вениамин Сопочкин. К делу он подошел весьма основа тельно, на научной основе, и в ходе работы над кандидатской диссертацией ему удалось не только найти способ длительного хранения живой рыбы, но и предложить принци пиально новую технологию морского промысла (см. центральный разворот журнала).

ОПЫТЫ С ТЕРМОШОКОМ

Давным давно, когда о современных плавзаводах и крупных морозильных траулерах, выпускающих самые различные «морепродукты» (см. «ТМ» № 12 за 1980 год), не помышляли ни промысловики, ни судостроители, рыбаки нашли способ сохранять живыми обитате лей Нептунова царства. В частности, они выпускали выловлен ную добычу в емкость, наполнен ную охлажденной (до —1—3° С) морской водой (ОМВ), а потом продавали горожанам свежую рыбу.

Занялись этим явлением и ученые. В 1912 году профессор П. Бах метьев писал о перспективах практического использования эффекта своеобразного анабиоза у морских животных, в 30-е годы советские ихтиологи проводили опыты с ОМВ и установили, что язи, осетры, кефаль в таких условиях сохраняют питательные свойства в течение недели. Правда, процесс охлаждения в этих экспериментах проходил довольно медленно.

В ходе исследований выявилось

любопытное обстоятельство. Как только рыба оказывалась в охлажденной воде, обмен веществ в ее организме резко притормаживался; происходил срыв регулирования дыхательной и кровеносной систем, и рыба окоченевала. Образование продуктов распада в тканях прекращалось. И вот почему — не успев как следует побороться за жизнь, рыба как бы впадала в состояние клинической смерти. В таких случаях фельдшерица Жаба из сказки А. Толстого «Золотой ключик» ставила довольно точный диагноз: «Пациент скорее жив, чем мертв...»

Тщательно изучив все, что связано с эффектом температурного (термического) шока, Сопочкин пришел к выводу — для того чтобы охлаждение не сопровождалось негатив ными явлениями, оно должно быть стремительным, а предварительно морских животных еще в трале на до подвергнуть «обработке» импульсами электрического тока. Известно, что во время таких экспериментов рыбы, обитающие в приповерхностных слоях, устремлялись к источнику импульсов, как ночные бабочки на свет фонаря. А другие не только теряли способность ориентироваться

Кандидат технических наун Вениамин Федорович СОПОЧКИН.

в привычной для них среде обитания, но и становились абсолютно равнодушными к тому, что с ними происходит.

Именно в это время, пока добыча еще не успела прийти в себя, ее нужно перенести в охлажденную морскую воду. Тогда, утверждал исследователь, она подвергнется мгновенному термическому шоку и, оказавшись в состоянии «ни жива, ни мертва», может просуществовать несколько суток без каких-либо биохимических изменений. А этого достаточно, чтобы перевезти ее из района промысла к потребителям, а потом оживить.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?