Техника - молодёжи 1984-02, страница 29

Техника - молодёжи 1984-02, страница 29

АКАДЕМИК СПОРТА

— Как представляют себе в Мин-авиапроме решение этой проблемы?

На этот вопрос ответил один из руководящих работников М. П. Симонов:

— Прежде всего мы намерены создать свою авиационно-спортив-ную федерацию, на нее ляжет большая часть пропагандистской работы. Ведь, как правило, любовь к самолетной технике у молодежи приходит через стремление летать. Наши авиаспортклубы будут тесно связаны с Центром НТТМ, организуемым в министерстве, с его подразделениями на местах.

При федерации должен работать научно-технический комитет из специалистов МАП, задача которого — рассматривать новые конструкции, выдавать технические заключения и паспорта, давать консультации.

Но, конечно, основная работа должна быть сосредоточена в авиаспортклубах МАП, объединяющих в себе спортивное и техническое начала. Организованные при авиационных предприятиях, институтах, конструкторских бюро и фирмах, такие клубы будут работать под контролем и при участии квалифицированных специалистов, при них будут действовать местные технические комиссии, квалифицированные летчики смогут делать облеты любительских конструкций.

В настоящее время практика выдачи прав самолетовождения крайне затруднена, в частности, требования к здоровью любителей такие же, как к профессионалам. Очевидно, надо выработать иные критерии и нормы с учетом специфики легких летательных аппаратов. Самодеятельные конструкторы получат возможность обучаться самолетовождению в аэроклубах и там же получать права.

Так ьак предприятия и учебные заведения МАП СССР имеются практически во всех регионах и крупных городах страны, эти клубы могут стать основой всесоюзной системы авиационного творчества. Разумеется, мы рассчитываем на тесное сотрудничество с комсомолом, традиционным шефом нашей авиации.

* * *

Итак, вопреки мнению отдельных скептиков просматриваются реальные контуры решения непростых вопросов, связанных с массовостью авиационного спорта и любительского конструирования. А конструкторы-любители тем временем активно готовятся к своему второму смотру-конкурсу, который, как мы надеемся, откроет новые таланты, предложит новые оригинальные конструкции, нужные стране и людям.

В № 7 нашего журнала за 1983 год были опубликованы отрывки из повести Юлии Кирилловой о легендарном спортсмене начала века Сергее Уточкине — о его громних победах на циклодромах, о первых попытках путешествовать по воздуху на аэростатах. Сегодня мы предлагаем читателям рассказ о том, как Уточкин стал одним из первых летчиков России.

Битых два часа уже они сидели в портовом кабачке, а Кам так и не мог понять, зачем Сергей затащил его сюда.

— Кутим, Камбала! — подмигивал Уточкин, с треском сшибал кружки и... не притрагивался к пиву. Солдат молча глядел на Сергея, а тот все говорил и говорил. Голос звонкий, ломкий, как первый лед, и в глазах совсем нет тепла. Плохо дело...

Когда барон Кульбарс прикомандировал морской батальон обслуживать одесский воздухоплавательный парк, Кам быстро приноровился к новому делу и, выйдя в запас, так и остался в подручных у Уточкина. Старательнее и вернее помощника нельзя было сыскать во всей Одессе, и руки у него оказались золотые.

Только сейчас Сергею нужны были не руки, а капитал. Он недавно вернулся из Франции, куда ездил специально, чтобы поработать монтером на фабрике моторов «Гном» для изучения поразившего его воображение нового авиационного двигателя. Была еще мечта ■— привезти из-за рубежа собственный летательный аппарат. Убедившись, что средств da покупку аэроплана ему не собрать, Уточкин решил построить машину самостоятельно, приобретя основные части во Франции. Но все планы упирались, словно в стену, в безденежье.

— Слышь, Кам, что умные люди в газетах пишут? — Уточкин извлек из кармана смятый листок «Нового времени», расправил и стал читать: — «Летательный экипаж XX века. Прошу добрых людей во имя гуманности помочь мне достроить упомянутый экипаж, дабы возродить в России новое техническое творчество. На окончание мне требуется триста рублей. Аппарат строится на мебельной фабрике на Васильевском острове. Алексею Петровичу Костикову-Алмазову». Чуешь, Кам? Может, и нам тиснуть в Юдесских новостях»: «Подайте, православные!» Глядишь, и расщедрится банкир Ксидиас или купцы Пташниковы...

Солдат судорожно вздыхал, потирал ладонью мокрые усы. Он очень жалел Сергея, да только чем поможешь — денег-то у него все равно нету.

Поездка во Францию дала Уточкину очень много. Когда он приехал в Париж, там как раз открылась выставка аэропланов. Среди 26 причудливых экспонатов красовался муль-типлан «Дион» с пятью «этажами» плоскостей и моноплан, имевший лишь одно крыло; были представлены различные дирижабли, дававшие представление о творческих поисках и достижениях авиаконструкторов начала XX века. Франция к тому времени приобрела славу «гнезда летающих людей». Охваченные авиационной лихорадкой, сюда съезжались со всего света энтузиасты и бизнесмены, изобретатели и спортсмены, создавались школы и клубы, строились авиационные фабрики.

Одним из центров авиации стал маленький заштатный городишко Мурмелон, лежавший в .200 километрах от Парижа и напоминавший, как показалось Уточкину, то ли Бенде-ры то ли Тирасполь. К Мурмелону примыкало огромное Шалонское поле, предназначавшееся для войсковых учений, а ныне превратившееся в авиагородок с ангарами, мастерскими, где от зари до зари кипела работа. Среди вечно занятых и озабоченных технарей выделялась праздная публика, готовая платить по сто франков за абрикосовую косточку, выплюнутую знаменитым Латамом или Польганом. На гостиничной доске постоятельцев, которую Сергей изучал в поисках соотечественников, значились имена герцога Вестминстерского, миллиардера из Америки, редактора газеты «Le Matin», министров и депутатов из разных стран.

Утро на Шалонском поле начиналось рано, аппараты поднимали в воздух с первыми лучами солнца, пока стояло безветрие. Вначале пробу делали «профессора» трех школ, принадлежавших Фарману, братьям Вуазен и Латаму. Затем наступала очередь их учеников, именовавшихся тут «фабрикантами спичек», — аварии случались часто, и аппараты разваливались на мелкие части, ни на что более не пригодные. Уточкин наблюдал, как знакомят с машиной новичков: сначала приучают к быстрой езде по земле, затем разрешают подняться на несколько аршин вверх и пролететь по прямой к, наконец, сделать вираж. Сергей с завистью следил за смелыми упражнениями в воздухе энергичной брюнетки в белой фуфайке, короткой юбке и футбольных гетрах — известной авиаторши баронессы Ларош: у нее был свой механик, ее опекали несколько известных летчиков... Да, богатым ученикам везде оказывают предпочтение!

27

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?