Техника - молодёжи 1985-07, страница 62

Техника - молодёжи 1985-07, страница 62

.......

.. ..

Главный недостаток

Известный советский океанолог, полярный исследователь, инженер-контр-адмирал, профессор Н. Н. Зубов (1885 — 1960) уделял много внимания педагогической деятельности, по его инициативе в ряде высших учебных заведений были организованы кафедры океанологии. Как-то раз студенты расстроили ученого своей нерадивостью. Понимая, что внушение необходимо, но ■ то же время не желая выглядеть ■ глазах учеников этаним брюзгой, Николай Николаевич начал рассказывать им притчу:

— Некогда искусный механик изобрел замечательное ружье. С его помощью можно было потрошить, чистить и даже обжаривать дичь. К сожалению, у ружья этого был хотя и один, но весьма существенный недостаток — оно не стреляло...

Студенты недоуменно притихли. гадая, нуда клонит

профессор. А тот неожиданно круто изменил тему.

— Так и вы! — загремел его голос. — Вы ходите в турпоходы, участвуете в спортивных соревнованиях, не пропускаете новых фильмов и спектаклей, посещаете вернисажи и вечера танцев, занимаетесь еще неизвестно чем, но вы не делаете главного — вы не учитесь!

Все дело — в методе

В 30-х годах, во время очередного экономического кризиса, на американском автомобильном рынке разгорелась ожесточенная конкурентная борьба (нан говорится, не на жизнь, а на смерть), победительницей в которой не раз выходила фирма «Дженерал моторе» — в основном благодаря находившим спрос новиннам, разработанным ее исследовательским отделом. Однажды представитель соперничающей компании завистливо спросил руководителя этого отдела Ч. Кеттеринга:

— И почему таи получается: вам удается решать проблемы, а наши исследователи бьются над ними безуспешно?

— Все дело в различии методов, — сыронизировал Кеттеринг. — Вы действуете стародавним научным методом проб и ошибок, мы же современным коммерческим — методом проб и находок!

Неизвестное об известном

Помалу и помногу

Молодой датчанин X. Крат-ценштейн (1723 — 1795) приехал в Россию уже известным ученым. Окончив университет в Галле, он вылечил путем воздействия электричеством паралич пальца у пациента за 15 минут, в то время как лечение массажем заняло бы полгода. В Петербургской академии наук Кратценштейн должен был помогать академику физико-математического класса Г. В. Рихману, исследовавшему совместно с М. В. Ломоносовым атмосферное электричество.

В 1753 году случилось несчастье: Рихмана во время экспериментов убила молния, и потрясенному Крат-ценштейну довелось зафиксировать смерть русского ученого от разряда, ударившего его в висон и вышедшего через мизинец ноги. Неожиданно для всех датчанин не продлил пятилетнего, весьма выгодного для него контракта с Анадеми-ей наук и вернулся на родину.

Всю оставшуюся жизнь Кратценштейн жесточайшим образом корил себя за то, что не уследил за Рихма-ном. «Как же я мог упустить нз виду главнейшее правило медицины, — говорил он. — Ведь если ленар-ство в малой дозе полезно, то в большой — губительно. Так и электричество: помалу лечит, а помногу — калечит!»

В. ОКОЛОТИН. кандидат технических наук

Физики и лирики

Кто ва портрете?

Будучи разносторонне талантливым человеком, Михаил Юрьевич Лермонтов (18М—1841), помимо литературного творчества, всерьез увлекался живописью, музыкой и очень любил математику.

Математику великий русский поэт знал еще со скамьи Московского университетского пансиона, в котором учился до поступления в Московский университет. Его современник Д. А. Милютин вспоминает, что в учебный курс пансиона входили не только такие дисциплины, как словесность, история, право и этика, но также и элементы высшей математики (аналитическая геометрия, начала дифференциального и интегрального исчисления). Эта наука давалась Лермонтову на редность легко и притягивала его в течение всей жизни. Недаром в своих вольных и невольных переездах с одного места службы на другое он всегда возил с собой учебник математики французского автора Безу.

Сослуживцы Михаила Юрьевича вспоминают о его математических забавах, основанных на отгадывании задуманного числа с помощью нарочито запутанных арифметических и алгебраических действий. Эти шутки немало изумляли и развлекали офицеров полка.

А. А. Лопухин, товарищ Лермонтова по кавалерий-сному училищу, близко знавший его, сообщает следующее.

Лермонтов постоянно иена л н^чой деятельности и нино-не отдавался полностью •ь^ власть Парнаса». Причем этим новым делом он со свойственной ему страстью занимался самозабвенно, оно поглощало его це-

Читая классиков

«Наш Мак-Адам, или Мак-Ева»

«Теперь у нас дороги плохи» — сетовал А. С. Пушкин в седьмой главе «Евгения Онегина», ссылаясь в подтверждение своих слов на стихотворение П. А. Вяземского «Станция». В нем нол-лега и друг великого поэта писал:

Свободна русская езда

В двух тольно случаях:

когда

Наш Ман-Адам, или

Мак-Ева Зима свершит, треща

от гнева, Опустошительный набег, Путь окует чугуном

льдистым...

Для современного читателя, видимо, не очень-то понятен каламбур о «Мак-Ада-ме, или Мак-Еве». А полтора века назад имя Мак-Адама не требовало пояснений, от него был даже произведен необычный технический термин «макадамизация» дорог...

В 1810 году Джон Мак-Адам (1756—1В36У — шотландец, наживший состояние в Америке, — заинтересовавшись конструкцией дорожных покрытии, предложил усовершенствовать, повысить прочность дорог за счет использования щебня. (Об идее Мак-Адама рассказано в статье профессора В. Бабкова, опубликованной в «ТМ» № 7 за 1984 год. — Прим. ред.) За короткое время колеса экипажей делали такое покрытие необычайно плотным и твердым.

Метод получил быстрое распространение в Англии, где, по словам Ф. Энгельса, дороги оставались плохими,

«пона известный Мак-Адам не положил начало строительству дорог на научных принципах и не дал этим новый толчок прогрессу цивилизации».

В своем стихотворении Вяземский уподобляет замерзание дорожной грязи с «макадамиэацией», а морозную зиму — с Мак-Адамом. Но, тут же спохватившись, что зима, будучи женского

рода, не может сопоставляться с мужчиной Мак-Ада-мом, находит для нее подходящий эквивалент — таинственную «Мак-Еву».

Любопытно, что изобретатель на строительстве дорог по своему методу потерял все свое немалое состояние и в 1820 году вынужден был обратиться в парламент с просьбой выплатить ему компенсацию. Через три года просьба была удовлетворена: 67-летнему Мак-Адаму выплатили 10 тыс. фунтов стерлингов, а заодно посвятили в рыцарсное звание и назначили генерал-инспектором дорог Англии. В начале прошлого века имя Ман-Адама было хорошо известно в России: в 1830 году по его методу, получившему здесь творческое развитие, было сооружено знаменитое «щебеночное шоссе» Моснва — Петербург протяженностью 658 км.

Г. КОТЛОВ, инженер

£

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Рихман юный техник
  2. Физикамак

Близкие к этой страницы
Понравилось?