Техника - молодёжи 1987-04, страница 33

Техника - молодёжи 1987-04, страница 33
ВМЕСТО ТЫСЯЧИ РУК

Юрий КОНСТАНТИНОВ,

кандидат технических наук

...За прозрачной перегородкой все мелькало, словно на лихо раскрученной карусели. Уследить за происходящим было делом почти безнадежным. При этом ураганный темп работы лишь усиливал впечатление от поразительной синхронности, согласованности в действиях разных частей машины, точнее, автоматической роторно-конвейерной линии для сборки клапанов аэрозолей, смонтированной на заводе Лат-бытхим в Риге.

На выходе линии в приемный бункер пулеметной очередью летели готовые изделия — 16 в секунду!

А есть ли чем восторгаться? Мы и не к таким техническим чудесам привыкли. Надо с чем-то сравнить, сопоставить. Попробовал собрать клапан вручную. Состоит он всего из пяти деталей — металлического корпуса, резинового ниппеля, пластмассового кармана, штока и цилиндрической пружины. Без сноровки на сборку ушло примерно полминуты. У женщин, работавших здесь прежде, получалось, как мне подсказали, намного лучше. И трудилось их тут не меньше четырехсот... 400 пар женских рук, занятых изнуряюще монотонным трудом, а после смены 400 пар усталых глаз... Теперь все это в прошлом.

Что и говорить, наглядны бывают плоды автоматизации. Но инженеру одной наглядности и приятных эмоций мало. Ему важны и цифры. Меня ими снабдили заводские экономисты: линия стоимостью 160 тыс. рублей высвободила несколько сот квадратных метров производственной площади и экономит в год 900 тыс. рублей! И еще. На том же заводе импортные автоматы, изготавливающие детали из термопластов, тоже заменяют роторно-кон-вейерной линией. Автомат выдает в минуту 18 деталей, линия — 1000. А инструменты для нее стоят в сто раз меньше!

Примеры подобные можно продолжать. Цифры экономии и производительности говорят сами за себя. Только для инженера есть, пожалуй, в этих линиях и совершенно особый интерес.

«Там, где изготовляемый предмет может проходить без перерыва (и следовательно, без промедления) от первой до последней стадии своей обработки машинами, по всей вероятности, будет произведено лучшее изделие и с меньшими затратами, чем в том случае, когда предмет на каждой стадии своей обработки должен быть переносим с одного места на другое...» — так писал почти полтора века назад великий знаток техники, открыватель законов ее развития Карл Маркс.

Этой четкой мыслью, по сути дела, и руководствовался недавний выпускник МВТУ имени Н. Э. Баумана Лев Кошкин, когда в годы Великой Отечественной войны сконструировал на основе роторных машин свою первую автоматическую линию с производительностью, в десятки раз превышающей выработку на традиционных поточных линиях (работа была отмечена Государственной премией СССР).

Молодой конструктор с первых шагов постановил для себя искать новые решения в технике через понимание ее диалектики, которая стала для него конкретным, повседневным орудием. В то время, например, для машиностроителей остро вставал вопрос: почему простое объединение технологических станков-автоматов в поточные линии часто не дает ожидаемого результата? Вроде бы сугубо технико-экономическая проблема. А Лев Кошкин, к удивлению многих, переводил ее в план философский, размышляя о сущности перехода к автоматическим системам и зависимости их от уровня технологии, о том, какими должны быть машины, чтобы объединение их в автоматическую систему сделалось выгодным. И это вовсе не было витанием в облаках. Рассуждения каждый раз направляли поиск конкретных технических решений. Так будущий академик пришел к идее создания роторных автоматов, где обработка изделий идет во время их непрерывного транспортирования вместе с инструментом.

Принципиально работа роторных машин довольно проста (конструктивные подробности приведены на развороте). На барабане-роторе располагают так называемые ин

струментальные блоки — к примеру, штампы с силовыми гидроцилиндрами, если взять операцию прессования. Это технологический ротор. К нему примыкает и синхронно с ним вращается (общий привод) транспортный ротор. Его функция — снабжать поступающими из загрузочного устройства заготовками инструментальные блоки, которые оказываются в месте контакта роторов. Сколько различных операций необходимо выполнить автоматической линии, столько в ней будет пар роторов.

Что здесь может ограничивать производительность? Допустим, надо прессовать простейшие пластмассовые крышки. Пусть по технологии эта операция длится минуту— столько материал должен находиться в контакте со штампом. В сущности, это первая и последняя, если можно так выразиться, обязательная константа, диктуемая технологом конструктору. Легко сообразить, что, задавая нужную транспортную скорость и количество инструментов на рабочем роторе, можно выйти на любую производительность. Теоретически — бесконечную!

Нас в жизни больше интересует реальная производительность роторных линий. На холодной штамповке, обработке резанием, сборке— это несколько изделий в секунду. Согласитесь, производительность удивительно высока, хотя и не беспредельна. Что же все-таки ее сдерживает? Наращивая транспортную скорость, мы будем вынуждены увеличивать и диаметр рабочего ротора. К тому же, очевидно, вынудит и попытка применения роторной линии для продолжительных технологических операций — например, для многих термических и химических, а также для некоторых видов прессования, требующих длительной выдержки под давлением. Наращивание диаметров роторных машин на практике зачастую неприемлемо.

Говорят, недостатки — это продолжение достоинств. В определенном смысле афоризм верен и в отношении роторных линий. Если вдруг отказала линия с производительностью, скажем, 10 изделий в минуту — это огорчительно. А если

ПУТИ УСКОРЕНИЯ

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?