Техника - молодёжи 1987-05, страница 5




Техника - молодёжи 1987-05, страница 5

УСКОРЕНИЕ: ПРОБЛЕМЫ, ПОИСКИ, РЕШЕНИЯ

ДЛЯ МАШИНОСТРОЕНИЯ

счет лишь унификации учесть сколько-нибудь значительную часть потребностей идущей стремительно вперед техники. Перечень унифицированных деталей и узлов тогда настолько расширится, что само понятие унификации утратит всякую целесообразность. Поэтому, как ни велико внимание к унификации, доля единичного и мелкосерийного производства составляет сегодня примерно 75—80% (в стоимостном выражении).

Один из творцов квантовой механики, Э. Шредингер, в книге «Что такое жизнь с точки зрения физики?», вышедшей в 1945 году, задавался, в частности, таким вопросом: почему клетка, организм должны состоять из очень Многих атомов? Анализ показал — система, построенная из малого числа атомов, не могла бы быть упорядоченной, организованной. Ее организация нарушалась бы случайными флуктуация-ми, например в тепловом движении.

Так, может, нет ничего плохого и в нарастающем многообразии в мире второй природы — рукотворной? Разумеется. Ведь происходит оно из обновления, прогрессивного стремления вперед.

Проблема в другом. Да, мир не развалится и всех нас не придется переквалифицировать в технологов, машиностроителей. А вот платить за несовершенство наших знаний, за неумение укротить нарастающий поток новизны придется. И дорогую цену.

В названии этой главки есть слово «хаос». Оно не должно никого пугать или вводить в заблуждение. Это, ес

ли хотите, рабочее понятие. Еще недавно наиболее ярким примером хаоса считали ту самую турбулентность, которую наблюдал, стоя на мосту, гений эпохи Возрождения. Сегодня физики уже обсуждают довольно стройную упорядоченность структуры турбулентных течений, умеют рассчитывать их. Правда, пока недостаточно точно. Такова плата за несовершенство знаний. Хаос в мире рукотворной природы, разумеется, тоже условен, относителен. Но и тут плата за неумение упорядочивать жизненно важное многообразие неотвратима, цена высока, больше того, она растет. Неоптимально спроектированный процесс изготовления каждой шестерни или гайки — это впустую затраченная энергия, потеря материалов, времени (которое, как известно, тоже деньги).

Пришло время гибких производственных систем, где изначально заложена возможность быстрой переналадки. Здесь оптимальное проектирование технологических процессов приобретает особую актуальность. Иначе его издержки попросту нивелируют преимущества таких систем.

ЧИСТО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ

Итак, есть нарастающий поток новизны. Проблема возникла не вчера, поэтому подступы к ней вполне известны и опробованы. Первый очевидный путь решения — для каждой шестерни, гайки или фланца, сообразуясь с условиями конкретного

цеха, проектировать свой наилучший технологический процесс. Это путь экстенсивный — вчерашний. С каждым днем неизбежно растет нагрузка на технологов, потребность в них... А качество решений? Оно вовсе не гарантировано — могут быть и шедевры и неудачи. Словом, сегодня экстенсивный путь ведет в тупик.

Второй вариант — научиться оптимально проектировать не отдельную деталь, а целые их классы. Затем с учетом оборудования данного цеха дополнить готовую технологию конкретными штрихами. Это идея, так сказать, в первом приближении. Но преимущества ее явственно просматриваются: экономим время и силы технологов, классический процесс можно подготовить пообстоя-тельнее, сделать его заведомо оптимальным... Эврика? Во всяком случае, как говорили древние, третьего не дано.

Пятьдесят лет назад крупнейший советский ученый-машиностроитель профессор А. П. Соколовский первым в мире сделал шаг по этому пути. Он предложил идею типизации технологических процессов. Надо создавать своеобразные собирательные портреты однородных деталей. Такой портрет, скажем, для вала, фланца, крышки или зубчатого колеса должен вобрать в себя максимум для данного вида деталей черт.

Идея вроде бы логична и многообещающа. Но ее буквально раздирают внутренние противоречия. В погоне за типичностью мы ущемляем индивидуальность. Увеличиваем в угоду ей число типовых процессов для определенного вида деталей —

6. ТОЧНОСТЬ — МЕРИЛО ПРОГРЕССА.

Мир наш огромный возник буквально за миг— за 1 0 "2 с. Конечно, измерить столь

быстрые процессы пока невозможно. Од

нако метрологический цезиевый репер,

основа Государственного эталона времени СССР, определяет секунду с точностью

уже до 10 "13 с. Мерило вроде бы отличное,

но здесь есть проблема — как по нему

выверять другие точнейшие' хронометры? Помогает созданная советскими метрологами высокостабильная лазерная система, которая обеспечивает перенос частоты эталонного излучения из оптического в радиодиапазон. Радиоприемники метрологических центров страны, регулярно принимая сигналы точного времени, мгновенно синхронизируют по ним первичные часы. В конце концов и старинные часовые механизмы, не отставая от прогресса, кор

ректируют показания своих стрелок по цезиевому атомному эталону — через лазерного посредника.

7. ТРУДНО БЫТЬ ГИГАНТОМ.

Добродушно ведут себя современные механические «мамонты», когда передвигаются по земле. Куда там обижать других, самому бы уцелеть, попросить помощи. Почти 24 дня потратил крупнейший в мире 14 ООО-тонный угледобытчик западногерманского концерна «Сименс», чтобы преодолеть путь в 1 3 км до новой рабочей площадки. Скорость достигала 0,5 км/ч. Люди заботливо расчистили стометровую до-' рожку, помогли махине перебраться через реку, автобаны, железнодорожные пути. Уникальный многоковшовый экскаватор мощностью 23 ООО л. с. способен за день вскрыть 200 000 м грунта.

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Ежемесячный общественно-политический, научно-художественный и производственный журнал ЦК ВЛКСМ

Издается с июля 1933 года

J

© «Техника — молодежи», 1987 г.



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. День молодежи 1987 года

Близкие к этой страницы
Понравилось?