Техника - молодёжи 1990-12, страница 58

Техника - молодёжи 1990-12, страница 58

Клуб любителей фантастики

на два замка массивную дубовую дверь в комнату вступил незнакомец.

Смуглый, почти чернокожий, он был облачен в изящный, хотя и несколько старомодный, серый в темную полоску костюм. В руке его был портфель. Сквозь дверь он прошел, словно та была сделана из студня.

— Стойте, что вы делаете? — растерянно пролепетал Эдельстайн и вдруг заметил, что ладони его вспотели, а сердце неприятно колотится.

Странный посетитель остановился в вальяжной позе.

— Простите,—тупо пробормотал Эдельстайн,—что-то на меня нашло... Это, наверно, галлюцинация...

— Продемонстрировать еще раз? — с готовностью предложил незнакомец.

— Нет, черт возьми! Значит, вы и впрямь проникли сквозь дверь? Проклятье!..

Эдельстайн вернулся к дивану и тяжело плюхнулся на него. Незнакомец расположился в кресле напротив.

— Чего вы хотите? — прошептал Эдельстайн.

— Трюк с дверью просто экономит мне время,—пояснил темнокожий гость — Клиенту легче поверить в правдивость моих слов. Позвольте представиться — Чарльз Ситвелл. Я посланник Сатаны.

Эдельстайн поверил — и глухо застонал. Попытался было прочесть молитву, но в голову лезла та чепуха, которую он еще в детстве произносил над куском хлеба в летнем лагере. Еще он знал «Отче наш»...

— Не волнуйтесь,— мягко сказал Ситвелл — Ваша бессмертная душа мне не нужна. Такие пустяки нас не интересуют.

— Чем вы это докажете?

— Судите сами — за последние пятьдесят лет в мире было столько войн и революций, что преисподняя переполнена душами грешников. Там буквально негде ступить. Дошло до того, что, если вспыхнет еще одна война, нам придется объявить амнистию мелким грешникам.

— Так вы и впрямь не заберете меня в ад?

— Конечно, черт побери! —с готовностью ответил посланец Сатаны—Уверяю вас, очередь у нас больше, чем на распродаже в универмаге Блюмингдейла!

— Но... Тогда зачем вы пришли?

Ситвелл закинул ногу на ногу и доверительно наклонился к Эдельстайну.

— Дело в том, мистер Эдельстайн, что ад — это своего рода ЮС Стил Компани... Крупная фирма, к тому же почти монополия. Но, как и другие солидные корпорации, пекущиеся о благе потребителя, мы заинтересованы в том, чтобы у людей сложилось о нас хорошее мнение.

— Логично,— согласился Эдельстайн.

— В отличие от Форда мы не можем себе позволить основать фонд и раздавать премии и субсидии. Нас неправильно поймут. По той же причине не строим детские городки и не боремся с загрязнением окружающей среды. Мы не можем даже возвести плотину в Азии, чтобы кто-нибудь не усомнился в наших мотивах.

— Нелегко вам,— посочувствовал Эдельстайн.

— Тем не менее это нас не обескураживает. Время от времени, когда дела идут неплохо, мы по мере сил подбрасываем избранным потенциальным клиентам скромное вознаграждение.

— Клиентам? Так вы считаете меня клиентом?

— Ну, никто не называл вас пока грешником,— возразил Ситвелл—Я сказал «потенциальным».

— Понятно... А что это за вознаграждение?

— Три желания,— быстро ответил Ситвелл.

— Погодите, дайте разобраться. Если я правильно понял, я могу высказать три любых желания? Без всякой платы и без всяких предварительных условий?

— Условие есть.

— Так я и знал,— горько усмехнулся Эдельстайн.

— Оно очень простое. Чего бы вы ни пожелали себе, ваш злейший враг получит то же самое в двойном размере.

На миг Эдельстайн задумался.

— То есть если я попрошу миллион...

— Ваш злейший враг получит два миллиона.

— А если я пожелаю пневмонию?

— Он сляжет с двусторонней пневмонией.

Эдельстайн поджал губы и покачал головой.

— Конечно, это не мое дело, но не кажется ли вам, что вы, ставя подобные условия, рискуете пробудить в клиенте самые низменные свойства человеческой натуры?

— Мы действительно рискуем, мистер Эдельстайн, но риск этот основан на двух предпосылках и тонком расчете. Условие, которое мы ставим,— это тщательно продуманный психологический способ поддержания гомеоста-за с обратной связью.

— Простите, не вполне понимаю...

— Иными словами, оно сдерживает неограниченную в противном случае силу желаний. Ведь че'м-то надо их ограничивать, не так ли?

— Представляю. А вторая предпосылка?

— Я полагал, вы и сами догадаетесь.— Губы Ситвелла сложились в подобие улыбка на мгновение обнажив два ряда поразительно-белых зубов.—Для нас важно, чтобы клиент не усомнился, что имеет дело с подлинным адским продуктом.

— Ясно,— кивнул Эдельстайн.— В принципе я согласен. Но прошу дать мне время подумать.

— В вашем распоряжении тридцать дней —Ситвелл встал с кресла — Когда задумаете желание, произнесите его вслух—громко и четко. Остальное — моя забота.

Он направился к двери.

— Минутку,—остановил его Эдельстайн —У меня еще один вопрос.

— Слушаю,— учтиво промолвил Ситвелл.

— Дело в том, что у меня, к сожалению, нет злейшего врага. Боюсь, у меня вообще нет врагов.

Ситвелл выпучил глаза и дико расхохотался.

— Ну вы и весельчак,— выдавил он потом, утирая слезы розовым платком.— У него нет врагов! А ваш кузен Сеймур, которому вы отказались ссудить пятьсот долларов на приобретение собственной химчистки? Он что, после этого воспылал к вам нежной любовью?

— Про Сеймура я не подумал,—признался Эдельстайн.

— А миссис Абершам, которая плюется при упоминании вашего имени, поскольку вы не взяли в жены ее дочь Марджори? Она же готова глаза вам выцарапать. А Том Кассиди, который спит и видит, как подстережет вас в темном закоулке... Эй, что с вами?

Побледневший Эдельстайн откинулся на спинку дивана, судорожно стиснув пальцы.

— Никогда бы не подумал,— прошептал он.

— Пустяки, заурядная история,—попытался утешить его Ситвелл.—Не расстраивайтесь, полдюжины смертельных врагов — ерунда. Поверьте моему опыту — это гораздо меньше среднестатистической нормы.

— Кто еще? — тяжело пыхтя, спросил Эдельстайн.

— С вашего позволения, я не отвечу,— Ситвелл слегка поклонился,—Накалять страсти не в наших интересах.

— Но должен же я знать, кто мой злейший враг! —настаивал Эдельстайн.— Кассиди?

Ситвелл отрицательно помотал головой.

— Кассиди — слегка чокнутый, но совершенно безобидный малый. Он и мухи не тронет, помяните мое слово. Вашего злейшего врага зовут Эдвард Самюэль Манович.

— Вы уверены? — Эдельстайн вытаращил глаза — Манович мой закадычный друг!

— И ваш злейший враг,—терпеливо повторил Ситвелл,— Обычное дело. До свидания, мистер Эдельстайн. Не прогадайте с желаниями!

— Постойте! —крикнул Эдельстайн. В голове его крутился целый рой вопросов, но от смятения он задал такой:

— -Чем объяснить, что ад настолько переполнен? ....

— Бесконечен лишь рай,— уклончиво ответил Ситвеод,

— Откуда у вас такие сведения?

— Мы их дочерняя фирма,—пояснил гонец Сатаны.-? Извините, но у меня нет времени. Удачи вам, мистер Эдельстайн.

Он поклонился, и вышел сквозь запертую дверь..

56

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?