Техника - молодёжи 1990-12, страница 55

Техника - молодёжи 1990-12, страница 55

упасть. Взялась и незнакомка. Голой, обнаженной рукой. А поручень из металла. Димк тоже держал на нем руку. И вдруг почувствовал — ударило током. Статическое электричество? Нет, биоэлектроимпульс избирательного контакта. Третью остановку проехали. Разряд давно прошел. А его все трясет. До чего высокое напряжение у этого великого чувства влюбленности. Вот шарахнуло! Так помутить сознание.

Но удивительное дело — усталости нет. Наоборот: бодрость, свежесть и подъем как после утренней зарядки. Готов три смены отстоять.

Димк думал и смотрел на нее. Вдруг незнакомка пошла в его сторону. Поравнявшись, сказала:

— Жаль, что вы не решились начать беседу. Мы так и не познакомились. А теперь мне пора выходить. Эх, вы... Прощайте. А еще трамбовщик!

Голос у нее был чуть низковатый, с приятными бархатистыми нотками.

Димк стоял в полном оцепенении. И только лихорадочно работала мысль. Она уходит. А телефон? Мы не договорились о месте встречи. Что же я стою? За ней! Но в момент, когда он стал действовать и сорвался с места, резиновые десны дверей сжали его наполовину высунувшееся из вагона тело. Мышцы на руках Димка взбугрились. Пригодилась физкультура. Как библейский Самсон разодрал пасть льву, так и он раскрыл двустворчатую дверь. Рассыпчатые золотистые волосы незнакомки мелькали где-то у самого устья ручья-эскалатора.

Димк обошел одну, вторую, третью скученность пассажиров, перепрыгнул через чемоданный затор. Ввинтился в толпу. Хорошо, что ткань его комбинезона имеет один из самых низких коэффициентов трения, примерно как у мыла.

Расстояние несколько сократилось. Но недостаточно. Тогда на эскалаторе Димк достал свою роликовую доску и, лавируя между фонарями, съехал на большой скорости вниз.

Несколько минут отыграл. Но впереди была плотная пробка. Создал ее никуда не спешащий дедок с палочкой. Кое-кто из молодежи его обгонял, но большинство принимало скорость его старческого, задумчивого шага.

Давно пора создавать молодежные города, с более стремительными ритмами, и что только тянем, подумал Димк. Автоматически сработал шест, тренированное тело взвилось над затором и дедком с палочкой. Потолки в залах метро высокие — удобно перепрыгивать.

6

Сверху Димк увидел золотистую головку незнакомки и сразу наметил путь, по которому лучше всего было ее догнать. В прыжке он почувствовал прилив вдохновения. Небо послало ему такой подарок. Почему небо? Метро, подземелье. Недра, по-старому говоря — Аид.

Он нагнал ее уже в вагоне, набитом до предела людьми. Они стояли рядом. Он чувствовал ее дыхание и бешеный стук собственного сердца. Казалось, оно выскочит из груди и алой бабочкой будет метаться по вагону.

Неуклюжее, путаное стихотворение явилось Димку сразу во всей своей взлохмаченной наготе. Он вышептал его, чуть шевеля губами, бледнея и краснея попеременно:

Словно в давке вагонной приснилось. Мне знаком незнакомый сосед... Отчего, объясните на милость, Мы зажато молчим столько лет? Из туннеля гремящей походкой, Как из ножен, проткнув шины сну, Поезд длинною шпагой-подлодкой Лязгом вдребезги бьет тишину.

Стихотворение стало качающимся, шатким мостиком между ними. Димк его проложил. Надо было идти. Но он медлил. Хотя в ее взгляде на него появилось что-то новое, удивленное.

Тут только он заметил — на ее кофточке приколот зна

чок с лаконичной надписью «Тра-та-та».

Какой-нибудь веселый клуб или сообщество, подумал он. Вести себя надо раскованнее и проще. А его заклинило. Себя не узнавал. Обычно он боек и шустр на всякие придумки, сценки, розыгрыши. А тут отрубило. В горле спазм. В голове пустыня Сахаро-гобисто-хинганная. А по ней одна-одинешенька бредет мысль-верблюдица. Делать нечего, поедем на верблюдице.

— Девушка, в руках у вас книжка, почитайте, пожалуйста, вслух.

— Это почему?

— У вас чудесный голос.

Девушка улыбнулась и принялась читать сказки по-арабски.

— Выразительно, хотя и непонятно,— сказал Димк.

— Слава аллаху, что вы не понимаете. Здесь неприличное место. Это сказки Шехерезады.

— Вы мусульманка?

— Атеистка. Студентка. Учу восточные языки. Меня Аидой зовут. Папа строил метро, тут я родилась. Вот в честь Метростроя и назвали.

— А меня Димком зовут. Еще что-нибудь скажи по-арабски или китайски. Красивые языки.

— Хочешь, я тебе короткое стихотворение прочитаю, в переводе с японского оно звучит примерно так: «В знойные времена общественных трудностей так приятно веет свежий ветерок человеческого участия».

Завязался тот воркующий разговор, который ведут молодые люди на всех параллелях и меридианах, во все эпохи и времена. Да что может быть прекраснее молодости и влюбленности на этом свете?

«Товарищи пассажиры! — хотелось крикнуть Димку.—Я рад за наше замечательное метро. Оно самое красивое, чистое, доброе в мире. Благодаря ему я встретил Аиду! И нахожусь теперь в непосредственной близости от нее. Ура, товарищи!»

7

Время летело незаметно. Влюбленные катались на метро, с ветки на ветку переходя по извилистым переходам. Забрели на странную экспериментальную линию. Черноту туннеля сменяли цветные вклейки станций.

Некоторые прогоны были снабжены неоновыми светильниками. При движении поезда лампочки мигали, светились. Появлялся эффект кинокадра. Получался короткий мультфильм. Такие метромультики только внедрялись. Детворы на этой линии было хоть пруд пруди. Катались, прильнув к стеклам. Хохотали до упаду. Создавали кутерьму и веселый беспорядок.

Неожиданно поезд встал посередине пути. Погас свет. Детвора присмирела. По техническим причинам, а может, это машинист решил успокоить шалунов, что не в меру разбаловались. Возможно, были и другие факторы. Как-никак, линия экспериментальная. Испытывали спецэффекты. Цель самая благородная. Ввести горожан в расторможенное творческое состояние, чтобы самочувствие, настроение было искристым, радостным. Провести сеанс гипноза. Расслабились, забылись. Останов и затемнение были включены в план проведения эксперимента, как минута отдыха и забвения от тревог. Отдыхай в тишине без вибраций и грохота. Очень полезно для нервной системы.

В минуту темного затишья Димк признался Аиде в любви и поцеловал ее. Она ответила взаимностью. Упрекнуть в показывании малолеткам дурного примера нельзя. Было темно.

Дальше события помчались с головокружительной быстротой. Влюбленные не замечают времени.

8

Вскоре молодые поженились. Расписали их на следующей станции. Там все было готово к услугам новобрачных. Подземный дворец бракосочетания. Парки отдыха, сады и оранжереи...

53

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?