Техника - молодёжи 1993-04, страница 63




Техника - молодёжи 1993-04, страница 63

ханик Дж. Кэтбертсон построил по заказу ван Марума крупнейшую в Европе электростатическую машину трения, устройство которой знакомо всем нам по школьному физическому кабинету. Но ее размеры даже сейчас поражают воображение. Два стеклянных диска диаметром 1650 мм через механическую передачу приводились во вращение двумя, а если требовалось, то и четырьмя лаборантами. Электрический заряд, возникающий от трения восьми просмоленных тафтяных подушек о диски, снимался металлическими гребенками. Кондукторы и разрядные шары диаметром 300 мм устанавливались на изолирующих стеклянных стойках. Позднее ван Марум соорудил в дополнение к машине батарею из

25 лейденских банок из богемского стекла высотою 500 мм, которая позволила получать искры длиной до 600 мм.

Первые эксперименты ван Марум посвятил проверке од-нофлюидной теории электричества. Их результаты — крупноформатные гравюры форм искровых разрядов — он возил в Париж, чтобы показать американскому посланнику Б. Франклину— патриарху электрических исследований. За этими опытами последовали новые. Именно ван Марум, заинтересовавшись повышением окислительных свойств воздуха, подвергнутого действию электроразрядов, открыл озон. Именно он установил, что электричество не ускоряет испарения. Именно он доказал, что электропроводи

мость меди выше, чем свинца, железа и других металлов, и предложил изготовлять громоотводы из меди. Немало времени и сил ван Марум потратил на электроискровую плавку металлов и обжиг различных «земель», а также на изучение влияния электрической искры на магнитную стрелку...

Первая в истории высоковольтная лаборатория вскоре стала одной из достопримечательностей Голландии, которую даже показывали знатным гостям: например, в 1814 году ее посетил российский император Александр I, и ван Марум демонстрировал ему эффектные электрические опыты.

Г. КОТЛОВ,

инженер

шотландскому математику и астроному, автору одного из первых проектов зеркального телескопа, помогавшему Ньютону в его работе над подготовкой переиздания. Установлено, что в университетскую библиотеку эта книга попала из библиотеки Петра I, но как она вообще очутилась в России —неизвестно Можно лишь предполагать, что она была либо подарена лично царю во время его

пребывания в Англии в 1698 году, либо в числе других редкостей приобретена там его свитой. Не исключено, что, встречаясь с Ньютоном, возглавлявшим тогда английский монетный двор, 26-летний россиянин тронул сердце великого англичанина живейшим интересом к его научным открытиям. Во всяком случае, в 1713 году, составляя рекомендательный список адресов для рассылки второго издания, сэр Исаак распорядился первые шесть экземпляров «Начал» отправить «царю для него самого и для главных библиотек Московии»...

Г. СМИРНОВ, инженер

Смотри в оба!

В защиту Фомы

«Фомой неверующим» называют человека, которого трудно убедить в чем-то, который все время сомневается, когда другим все уже ясно. Это крылатое выражение возникло из библейской легенды о том, что один из 12 учеников Христа, апостол Фома, критически восприняв весть о воскрешении своего учителя, заявил: «Если не увижу на руках его ран от гвоздей и не вложу перста моего в раны, не поверю». И вправду, не очень этично, казалось бы, совать пальцы в чьи бы то ни было раны. И вот уже два тысячелетия имя Фомы стало нарицательным, обозначающим недалекого и скептически ко всему относящегося человека.

Однако это не так. Ведь позволительно же ковыряться в ранах врачам и физиологам. Да и повод для проверки был весьма неординарным! Даже больше. Подвергать сомнению выводы авторитетов считается одним из важнейших качеств ученого. Тем паче, если ученый оперирует фактами. Приведем пример из столь же отдаленного прошлого.

Жители Древнего Рима были твердо уверены, что молнии на землю посылает Юпитер, верховный бог неба и защитник прав чело

века, наказывая виновных в различных злодеяниях. Всех устраивала такая философия, и всем все было понятно. Но вот появляется сомневающийся. Это поэт и философ Тит Лукреций Кар. Ему не все ясно, и он начинает задавать вопросы:

— Если это так, то почему, посылая молнии, Юпитер поражает и невиновных и в чем могли провиниться морские волны?

— Почему Юпитер поражает храмы, воздвигнутые в его честь?

— Почему, прежде чем поразить виновного, он долго гремит, давая ему возможность укрыться?

— Почему, прежде чем метнуть молнию, ждет, когда небо затянется облаками?

— Почему молния поражает наиболее высокие здания и деревья?

Ответы появились лишь 1750 лет спустя, когда американский ученый Б. Франклин доказал электрический характер молнии и создал первый молниеотвод. И хотя языческая вера римлян уступила христианству, новая религия учила, что молния посылается богом за «пять особых грехов, а именно за нераскаяние, неверие, пренебрежение к исправлению церквей, обман в оплате сборов духовенству и угнетение подчиненных». Эти догмы не способствовали внедрению молниеотводов, а сами церкви, как

наиболее высокие здания, продолжали быть среди главных мишеней «небесной кары», причем зачастую с человеческими жертвами. Так, одну из церквей Австрии, в горах Каринтии, окрестные крестьяне даже отказались посещать, боясь гибели. Потерять паству, конечно же, хуже, чем потерять догмы, и потому гам в 1778 году установили молниеотвод.

В России в защиту громоотводов (как раньше называли) выступил М.В. Ломоносов. Весьма убедительны его доводы: если против болезней мы применяем лекарства, против землетрясений- крепкие фундаменты, против наводнений — плотины, то при этом не думаем, что противимся «гневу божию». «Так какую можем мы видеть причину, которая бы нам избавиться от грозовых ударов запрещала?»

Вот результаты сомнений одного из тех, кто не думал, как все, и которому не все было ясно, как всем. Короче, «Фоме неверующему».

Б. ХАСАПОВ,

инженер

г. Новороссийск

Рис. Владимира НЛУЖНИКОВА

61



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?