Техника - молодёжи 1993-04, страница 44

Техника - молодёжи 1993-04, страница 44

Сенсации наших дней

Многие, видимо, помнят статью В. Гребенникова «Секрет пчелиного гнезда» (М 6 за 1984 год). Пытливый исследователь нашел, что гнезда пчел, а также построенные по их подобию решетчато-слоистые конструкции воздействуют на живые организмы. У людей, например, возникают так называемые термоиллюзии (покалывания в кистях рук), звон в ушах, гальванический привкус во рту, вспышки при закрытых глазах и т.п.

Открытый В. Гребенниковым эффект полостных структур (ЭПС), как выяснилось позже, имеет глубокую физическую сущность. Доктор технических наук В. Золотарев (Санкт-Петербург) дал ему объяснение, исходя из теории волн де Бройля. Астроном В. Казнев (г. Кемерово) увидел в нем механизм, который сыграл выдающуюся роль в формировании Солнечной системы (№ Юза 1992 г.). Тем самым лишний раз подтвердилось, что творимые живой природой структуры — богатейшая кладовая необычных физических эффектов.

Сегодня мы можем предложить вашему вниманию материал о другом открытии В. Гребенникова.

Виктор ГРЕБЕННИКОВ,

член Французского энтомологического общества имени Фабра г.Н овосибирск

«Этого не может быть!» — воскликнут скептики, прочитав статью В. Гребенникова. Что ж, сомнения вещь полезная, но... Перед вами два снимка новосибирского фоторепортера М. Довгаля. На левом запечатлен момент, когда автор изобретения готовится подняться в воздух. А на правом — он уже воспарил. Склоненная фигура ученого, прямоугольная тень на земле от платформы-гравитолета свидетельствуют о том, что это произошло на самом деле.

НОЧНОЙ ПОЛЕТ НА ГРАВИТОЛЕТЕ

...Летом 1988 года, разглядывая в микроскоп хитиновые покровы насекомых, перистые их усики, тончайшие по структуре чешуйки крыльев бабочки, ажурные с радужным переливом крылья златоглазок и прочие Патенты Природы, я заинтересовался необыкновенно ритмичной микроструктурой одной из довольно крупных на-секомьих деталей. То была чрезвычайно упорядоченная, будто выштам-пованная на каком-то сложном автомате, композиция. На мой взгляд, такая ни с чем не сравнимая ячеистость явно не требовалась ни для прочности этой детали, ни для ее украшения.

Ничего подобного, даже отдаленно напоминающего столь непривычный удивительный микроузор, я не наблюдал ни в природе, ни в технике или искусстве. Оттого, что он объемно многомерен, повторить его на плоском рисунке или фото мне до сих пор не удалось. Зачем понадобилась такая структура в нижней части надкрыльев? Тем более что почти всегда она спрятана от взора и нигде, кроме как в полете, ее не разглядишь.

Я заподозрил: не волновой ли это маяк, специальное устройство, испу

скающее некие волны, импульсы? Если так, то «маяк» должен обладать «моим» эффектом многополостных структур. В то поистине счастливое лето насекомых этого вида было очень много, и я ловил их вечерами на свет.

Положил на предметный столик микроскопа небольшую вогнутую хитиновую пластинку, чтобы еще раз рассмотреть ее странно-звездчатые ячейки при сильном увеличении. Полюбовался очередным шедевром Природы-ювелира и почти безо всякой цели положил было на нее пинцетом другую точно такую же пластинку с необыкновенными ячейками на одной из ее сторон.

Но не тут-то было: деталька вырвалась из пинцета, повисела пару секунд в воздухе над той, что на столике микроскопа, немного повернулась по часовой стрелке, съехала — по воздуху! — вправо, повернулась против часовой стрелки, качнулась и лишь тогда быстро и резко упала на стол.

Что я пережил в тот миг — читатель может лишь представить...

Придя в себя, я связал несколько «панелей» проволочкой, это удалось

не без труда, и то лишь тогда, когда я взял их вертикально. Получился многослойный «хитиноблок». Положил его на стол. На него не мог упасть даже такой сравнительно тяжелый предмет, как большая канцелярская кнопка: что-то как бы отбивало ее вверх, а затем в сторону. Я прикрепил кнопку сверху к «блоку» — и тут начались столь несообразные, невероятные вещи (в частности, на какие-то мгновения кнопка начисто исчезала из вида), что я понял: это не только сигнальный маяк, но и более хитрое устройство, работающее с целью облегчения насекомому полета.

И опять у меня захватило дух, и опять от волнения все предметы вокруг меня поплыли, как в тумане, но я, хоть с трудом, все-таки взял себя в руки и часа через два смог продолжить работу...

Вот с этого примечательного случая, собственно, все и началось. А закончилось сооружением моего пока неказистого, но сносно работающего гравитоплана.

Многое, разумеется, еще нужно переосмыслить, проверить, испытать. Я, конечно же, расскажу когда-нибудь чи

42

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?