Техника - молодёжи 1984-06, страница 41

Техника - молодёжи 1984-06, страница 41

СЕКРЕТ ПЧЕЛИНОГО ГНЕЗДА

ВИКТОР ГРЕБЕННИКОВ, энтомолог. Новосибирская область г. Краснообск

Рис. Александра Мирошникова

Заседание Новосибирского отделения Энтомологического общества АН СССР, состоявшееся в октябре прошлого, года в зале Биологического института СО АН СССР, оказалось интереснейшим событием для его участников. Энтомолог В. С. Гребенников прочитал доклад «Биофизически активные зоны у гнезд пчел, восприятие их человеком и опыт воспроизведения в искусственных устройствах». Доклад стал предметом оживленной дискуссии. Явление, обнаруженное В. С. Гребенниковым, подробно излагается в публикуемой ниже статье. Какова его природа — пока неясно. Но им заинтересовались известные ученые, члены-корреспонденты АН СССР — физик М. Ф. Жуков, испытавший описанные ниже ощущения, и физиолог растений Ф. Э. Реймерс, у которого особый интерес вызвали опыты с проращиванием семян пшеницы.

» * ♦

На обрывах речных берегов нередко можно увидеть отверстия подземных жилищ хлопотливых серо-черных птичек. Это колонии ласточек-береговушек. Сотни, иногда тысячи норок порой расположены так густо, что удивляешься, почему тут не просядет и не обвалится грунт.

Те, кто повнимательнее, могли видеть нечто подобное, но в миниатюре, на склонах оврагов и балок. Множество отверстий диаметра спички или карандаша иногда так тесно «насажены», что обрыв напоминает ноздреватый сыр или губку. В определенные месяцы здесь хлопочут совсем другие существа — дикие одиночные пчелы самых разных видов. Одиночными они названы потому, что в отличие от «семейных» пчел и шмелей все работы по строительству гнезда — рытье земли, отделку ячеек, снабжение пищей будущего потомства производит лишь одна самка. Рабочих и «цариц» здесь не бывает. Тем не менее эти «индивидуалистки» любят селиться рядом, бок о бок: так надежнее осуществить общую защиту пчелограда в случае втор

жения врагов, которых у маленьких тружениц множество, и легче найти партнера для продолжения рода.

Колониями гнездятся мохноногие пчелы дазиподы; антофоры с предлинным хоботком; андрены, которые обильный пыльцевой груз носят «под мышками»; коллеты, выстилающие гнездо тончайшей прозрачной пленкой, и многие другие. Колонии их большей частью смешанные.

Много лет я наблюдаю у старого карьера в лесу под Краснооб-ском большую колонию пчел-ан-дрен, которая весною, когда цветут ивы — основной объект их питания, — буквально гудит. Летом наступает относительное затишье, а ближе к осени над откосом снова мельтешат, как сеть на ветру, несметные стаи пчел, но уже другого вида — четырехполосого галикта.

Норки этой пчелы примечательны во многих отношениях. Почти метровый горизонтальный ход круто поворачивается вниз и делается толщиной с палец. Этот «ствол шахты» ведет к многочисленным штрекам — персональным ячейкам из песка и глины для личинбк. Ячейки скреплены слюной и слиты в общую гроздь.

Гнезда галиктов дали ответ, правда, пока частичный, на давно волновавший биологов вопрос: почему при строительстве пчелограда, даже очень густонаселенного, не бывает случаев, чтобы строитель-ница «заблудилась», врубилась в тоннель соседки или старое покинутое гнездо. Как правило, она еще издали старательно его обходит.

При попытке разобраться, как же пчелы чувствуют близость другого гнезда, обнаружилось интересное явление — даже старые фрагменты песчано-глиняных гнезд галиктов, сложенные в посудину отверстиями вверх, ощутимы с расстояния и человеком. Ладонь,, занесенная над гнездами, улавливает какие-то термические эффекты.

Большинство проверивших на себе этот эффект, утверждают, что воспринимают как бы поток тепла, либо мягко ровного, либо вибрирующего. Один, например, определил ощущение как «жар над остывающим мангалом», другие, наоборот, чувствуют над гнездами некую «прохладу» или даже «холодные струйки». Удалось прове

рить, что ощущения появляются на высоте от нескольких сантиметров до метра и выше, и, как показали опыты, явно зависят не только от «воспринимающего», но и от состояния погоды и положения солнца на небе. Эффект проверили на себе около ста человек, и только двое не испытали никаких ощущений.

На высоте двух-трех сантиметров над ячейками многие ощущают щелчки, покалывания или легкие удары в концах или основаниях пальцев и по краю ладони, иногда — зуд, мурашки, гудение, подергивания, впечатление погружения руки в более плотную густую среду, помешивания киселя...

Часть подземной «шахты» пчелы — четырехполосного галикта. Левые ячейки—в разрезе. Материал—скрепленные пчелиной слюной глина и песок. Над плошкой с фрагментами старых гнезд галиктов ощутимы «термоиллюзии» (волнистые линии); ниже, при медленном движении ладони — «толчки» или легкие подергивания в пальцах (звездочки).

Мы попробовали воссоздать эффект искусственным путем. Наши эксперименты легко гговторнмы,

Сложите на столе стопкой десятка два граммофонных пластинок, вынимая их из пакетов и перекладывая спичками; чтобы не портить запись, кладите по три спички на внутреннюю гладкую часть, сразу за «финалом». Где-то за первым десятком дисков укладывать спички станет трудновато: электростатическая «батарея» своим все более мощным полем начнет выкатывать спички к краю пластинки. Но доведите работу до конца. Ко-уда «сооружение» будет готово, проведите над ним предплечьем и тыльной стороной ладони. Почувствуете мурашки: это волоски, при-

ПРОБЛЕМЫ И ПОИСКИ

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?