Техника - молодёжи 1994-01, страница 30




Техника - молодёжи 1994-01, страница 30

Рудольф ТИМОФЕЕВ,

геолог

РЕДКИЕ, РАССЕЯННЫЕ, ПОРОЙ ОСОБО ОПАСНЫЕ

••I

ким, еще более изощренным, придут — по мере поступления материалов из Инсбрукского университета? Сколько появится глубокомысленных статей и монографий?

Словом, если Рейнхольд Мейсснер и впрямь водрузил «киоск на вершине», то это — может, и помимо его воли — уже вышло за пределы милой шутки и приблизилось к категории намеренного антропологического подлога.

Ну а найденная неподалеку от Эцти мумифицированная кошка? Не призвана ли она служить косвенным подтверждением его подлинности? И не принесет ли новую волну сенсационной информации? Как, допустим, в свое время археоптерикс — древнейшая птица? Впрочем, о чем мы говорим — ведь отпечаток этого существа, хранящийся в лондонском Музее естественной истории, скептики во главе с выдающимся астрофизиком Фредом Хой-лом считают тоже подделкой (№ 2 за 1989 г.). И хотя первая проверка реликвии в германском Институте по междисциплинарной палеонтологии не подтвердила подозрения, до ясности еще далеко. Как далеко до полной ясности и в отношении Эцти Симилаунского.

Мы не знаем,чем руководствуются сотрудники Инсбрукского университета, нагнетая таинственность вокруг Эцти, но параллели невольно напрашиваются. Например, в 40-х годах прошлого века доктор Альберт Кох демонстрировал за деньги 35-метровый скелет морского змея в Чикаго и Нью-Йорке (№ 12 за 1988 г.). А в конце 60-х годов уже нашего века там же, в США, некий Френк Хансен показывал — опять-таки за плату — замороженный труп застреленного неандертальца, который был вывезен контрабандой с Камчатки (№ 11 за 1969 г.). И вот что примечательно — в обоих случаях экспонаты тщательно оберегались от обследования специалистами. Но когда они все же всерьез занялись ими, оказалось, что морской монстр сфабрикован из пяти скелетов ископаемых китов, а гоминидный —^срочно увезен владельцем неизвестно куда и заменен муляжом.

...Пока Эцти Симилаунский приносит доходы университету. Но если ситуация прояснится — не ожидает ли его подобная судьба?

Юрий ФЕДОРОВ,

инженер

28

Их надо обнаружить, опознать, выловить. А уж потом обезвредить или использовать на благо общества.

Речь — о некоторых химических элементах. В геохимии их называют микроэлементами.

Требуются необычайно чуткие приборы, чтобы уловить их присутствие. Казалось бы, какое нам дело до таких тонкостей?

Присутствие (или отсутствие) микроэлементов существенно влияет на здоровье людей и состояние биосферы. Кроме того, эти «редкие и рассеянные» сигнализируют об аномалиях, связанных, в частности, с потаенными месторождениями полезных ископаемых.

Как же распознать интересующие нас элементы среди миллиардов и миллиардов их собратьев по таблице Менделеева, подчас значительно более активных и широко р аспр о стр аненных?

— Решить задачу можно,— утверждает член-корреспондент АН Беларуси В.К. Лукашев. Он разработал метод поисков залежей руд по их едва уловимым проявлениям на земной поверхности, в почвах и природных водах. А в роли ищеек использовал особые вещества — сорбенты (от лат. «поглощающий»). Они используются в самых разных отраслях промышленности, биотехнологиях, при производстве лекарств. А вот в геологической раз-

Примерно так происходят реакции катион-ного обмена вблизи корней растений (можно назвать это обменом веществ между живым и косным веществом в почве). Цифрами обозначены: 1 — ион водорода; 2 — катион металла (кальция, магния, калия и т.д.); 3 — сфера взаимодействия коллоида и катионов.

ведке им до сих пор не уделяли должного внимания.

Вообще-то геохимики давно изучают естественные мембраны (геохимические барьеры), задерживающие определенные элементы — почвы, илы, глины, торфяники и т.п. В качестве индикаторов химических аномалий могут служить не только сами почвы, но и то, что растет на них. Отобранные образцы анализируются тонкими современными методами, улавливающими присутствие микродоз.

Однако порой бывает так, что «редкие» не могут добраться до почвенного слоя и скопиться там в надлежащем количестве.

С такой ситуацией столкнулся Лукашев в 1974 году, занимаясь разведкой одного из забайкальских редко-металльных месторождений. Над рудным телом залегала толща хорошо перемытых кварцевых песков. Здесь не было естественных геохимических барьеров, задерживающих микроэлементы. И тогда возникла мысль: а если создать такой барьер искусственно?

Раздобыли специальные ионообменные смолы, способные улавливать определенные вещества. Сорбенты закапывали в песок, через некоторое время извлекали, отмывали в дистиллированной воде, высушивали и делали спектограммы. В результате уточнили данные разведки.

Разные типы сорбентов закапывали в грунт и опускали в воду, выдерживая там от нескольких недель до нескольких месяцев. К работам подключились сотрудники Института общей и неорганической химии АН Беларуси под руководством академика И.Н. Ермоленко. В конце концов создали хорошие геохимические индикаторы: фосфат-целлю-лозные сорбенты в виде марли, ткани, жгута, тесьмы (они применяются на выбор, в зависимости от конкретных условий и целей исследований).

...На первый взгляд, кажется, что перед нами хотя и интересная, остроумная, но, в общем-то, вполне

Кончик корня

Обломок минерала

Коллоид глины



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?