Техника - молодёжи 1999-12, страница 21




Техника - молодёжи 1999-12, страница 21

НАШИ ДИСКУССИИ

Сейчас часто приходится слышать о том, что наука нуждается в создании новой парадигмы, то есть новой системы понятий, формирующей некое общее представление об окружающем мире. Но в чем заключается суть современной научной парадигмы и чем она отличается от предшествующей? И действительно ли следует — а если следует, то почему — ожидать в XXI веке каких-либо революционных изменений наших взглядов на природу вещей? Ответы на эти вопросы отнюдь не очевидны.

Основной вопрос философии

Что первично — материя или сознание? Над этой проблемой философы (то есть «любители мудрости») размышляют уже многие сотни лет, разделившись на два непримиримых лагеря — материалистов и идеалистов. Одни считают, что первична материя — грубо говоря, все, что можно измерить, увидеть, пощупать, понюхать или ощутить каким-либо иным образом, а наше сознание вторично, только фиксирует и как бы переваривает эти ощущения. Другие же полагают, что тот мир, который мы называем материальным, вторичен, представляет собой лишь как бы слабое отражение мира чистых идей, существующих не только в нашем сознании, но даже помимо него.

История донесла до нас сведения о первых идеалистах и материалистах древности, из которых наиболее известны Платон и Демокрит. Однако несмотря на то, что идеализм и материализм считаются антагонистическими учениями, уже само их возникновение знаменовало переход от парадигмы, объясняющей все явления природы деятельностью множества всемогущих человекоподобных существ (сейчас бы сказали — пришельцев), к парадигме, в которой место сонма своевольных языческих богов заняли законы природы. Так началась эпоха, которую можно назвать эпохой натурфилософского дуализма, то есть раздельного сосуществования двух вроде бы принципиально различных, но взаимодополняющих концепций, одна из которых считала основой всего сущего мир идей, а другая — мир вещей.

Однако мирное и равноправное сосуществование материализма и идеализма прекратилось с возникновением единобожия. В средние века материа

ВЫИ ВЕК-

листов жестоко преследовала-1 цер-^-ковь, способствовавшая расцвету идеализма, а потом роли переменились, и идеалистов стали подвергать гонениям сторонники материалистической идеологии.

Тем не менее, авторы известной книги «Порядок из хаоса», Пригожин и Стенгерс, высказали парадоксальную мысль: в основе современной рациональной науки западного образца, считающейся оплотом материализма, лежит вера в разумного Творца, образом и подобием которого является человек (а не наоборот!), тоже обладающий разумом. Вместе с тем, восточные религии, не признающие единого начала всех вещей, привели лишь к созданию сугубо идеалистического взгляда на мир. Внутри же самого научного сообщества трения между идеалистами и материалистами возникли не по религиозным соображениям, а из-за того, что в какой-то момент физика стала делиться на теоретическую и экспериментальную.

Действительно, физики-теоретики, имеющие дело лишь с математическими уравнениями, написанными на бумаге, были по природе своей идеалистами, потому что имели дело лишь с мысленными моделями мира, которые казались им божественно совершенными. А физики-экспериментаторы были стихийными материалистами, так как имели дело лишь с реальными измерительными приборами. Первые часто получали в результате вычислений бесконечно большие или бесконечно малые величины (называемые расхо-димостями), которых вторые, естественно, не получали в результате реальных измерений.

В конце концов, вроде бы победила материалистическая точка зрения: большинство физиков сошлось на том, что окружающий нас мир существует объективно и не зависит от сознания, а потому и результаты экспериментов должны быть объективными, то есть не зависеть от человека. А то, что теория не объясняет все экспериментальные факты, стали считать ее несовершенством, которое как-то можно исправить.

Иначе говоря, суть парадигмы, окончательно сформировавшейся к концу прошлого века, заключалась в том, что человек и его духовный мир были полностью изгнаны из круга явлений, рассматриваемых наукой.

Однако в нынешнем столетии эта парадигма начала трещать по всем швам.

Революция пожирает своих детей

Принято считать, что революция в физике, произошедшая в начале нынешнего века и связанная с созданием теории относительности и квантовой механики, означала рождение новой парадигмы, так как лишила физику столь привлекательного «здравого» (читай — физического) смысла, то есть возможности строить мысленные модели явлений, происходящих в мире малых размеров и больших скоростей. Почему невозможно узнать, как «на самом деле» движется электрон? Почему в вакууме свет не может двигаться быстрее света? Сначала это вызывало недоумение, но потом физики привыкли и стали рассуждать примерно так: нам вполне достаточно того, что следствия, вытекающие из этих теорий, подтверждаются экспериментально, а поиски утерянного физического смысла — от лукавого.

С этим, однако, до сих пор соглашаются отнюдь не все. До сих пор не прекращаются как вполне профессиональные, так и любительские попытки доказать ошибочность квантовой механики и теории относительности, вернуть физике утерянную простоту и наглядность и, тем самым, создать некую принципиально новую парадигму, основанную на сугубо классических представлениях.

В действительности же революция, произошедшая в физике столетие назад, еще далека от завершения. Перефразируя слова Черчилля, произнесенные по случаю открытия второго фронта, можно сказать так: это только конец того начала, которым начинается конец классической парадигмы. Ведь и квантовая механика, и теория относительности только поставили весьма щекотливую проблему роли наблюдателя в формировании физической картины мира. В этом смысле весьма примечателен риторический вопрос, заданный Эйнштейном: «Если мышь смотрит на Вселенную, то меняется ли от этого Вселенная?».

Иначе говоря, с возникновением квантовой механики и теории относительности физика стала терять объективный характер, в ней существенную роль, как активные участники явлений природы, начали играть человек и его сознание. Но если последовательно развивать эту мысль, то можно договориться до черт знает до чего! Скажем, потребовать включения в учебники физики глав о телепатии и телекинезе, о загробном мире и переселении душ... И это не дурная шутка, потому что современные физические теории неза

ТЕХНИКА — МОЛОДЕЖИ 12 99

19



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?