Техника - молодёжи 2000-09, страница 64

Техника - молодёжи 2000-09, страница 64

ным комбайном, да хотя бы с этим, шве-диковским, который только что демонстрировал свои возможности (см. в третий раз рис. 1). В нем срезание и транспортировка стеблей производятся поперек хода машины, а это по удельным энергозатратам примерно в три раза больше. О сложности мотовило-жатвенной платформы уж не говорю». — «Да, но комбайн Шведика подбирает пшеницу в два этажа, а потому до последнего колоска, и ширина захвата его режущих органов в четыре раза больше вашего». — «Мы демонстрировали только секцию продольной жатки. Но что мешает из этих модулей-снарядов собрать тримаран, кварто-, пенто- полимаран? Полоса захвата пентомарана, как и у комбайна «Дон-1500» — 8,6 м. Что касается уборки тяжелых, полегших хлебов, то у нас имеются навесные «стеблеподъемники». Стеблеподъем-ник 1 (а.с. № 1037865, 1983 г.) устанавливается спереди катамарана (рис. 4,6). Он имеет две шарнирных цепи 2 со штырями 3. В них-то и вся суть подъема. Занимая вертикальное положение на верхних ветвях цепи, штыри, по мере опускания ее вниз, входят в полегшую массу, поворачиваются горизонтально и распрямляют стебли. Обратите внимание на то, что скорость движения цепей, равная скорости катамарана, относительно колосьев равна нулю. Это обеспечивает подъем стеблей без всякого подмятия и с наименьшим усилием». — «А расправлять запутавшиеся стебли может ваш подъемник?». — «Как волосы расческой!».

Добавим к рассказу о полевом катамаране, что привод цепей, как стеблеподъ-емника, так и подачи массы к ножам, осуществляется от коробки отбора мощности трактора «Беларусь» через карданную передачу и редуктор.

Хлеб

Все молчат. Думают. Действительно, бе-гущащая расческа надежней ласковых щупальцев, пытающихся поднять полегшие хлеба вакуумным присосом. «Только вручную вилами — подборщик не брал — можно было отодрать скошенный валок от стерни», — вспоминает В.Н. Егоров, приехавший из Курганской области. Бывший главный инженер МТС (машинно-тракторной станции) — сторонник раздельной уборки и прицепных агрегатов. «Что такое комбайн?», — задает он вопрос присутствующим, и сам же отвечает: «Огромная машина, работающая всего три месяца в году, а остальное время стоящая на приколе». — «Но, позвольте, — возражает Н.С. Шведик, — наш комбайн может использоваться и на подборе валков сено-соломистой массы (обе жатки поднимаются в верхнее положение), и для уборки кормовых культур: кукурузы, гороха (при соответствующей переналадке агрегатов), и для скашивания трав (снят молотильный аппарат, работает только нижняя жатка). А это значит, что с середины июня по октябрь включительно наш комбайн работает на поле. Пять месяцев получается». — «То же самое, Никита Сергеевич, может делать и прицепная жатка, я уж не говорю о

кошкинском полимаране. Он-то, наверняка, взял бы проросшие валки на целине в 1956-м г., когда ваш уважаемый тезка (Н.С. Хрущев) отдал распоряжение вести раздельную уборку. Быстро сжать хлеб в валки, а потом брать их подборщиками». В ту осень урожай выдался невиданный — до 30 центнеров с гектара. Но, как всегда, непогода, дожди, недостаток техники вмешались в уборку. А тут еще в конце сентября повалил снег, как в пушкинскую метель в оренбургской степи. Все покрыл белым саваном. Правда, на другой день под горячими лучами казахстанского солнца снег стаял, но дело сделал: валки начали преть, а зерно быстро прорастать. Во-о-от когда пожиро-вали перелетные птицы, особенно дикие гуси; никак не хотели улетать, пока мороз не турнул всех на крыло!

«В те годы (конец 1940-х — 1950-е) требовали стопроцентного использования техники, — вспоминает Владимир Николаевич. — Если бы такая махина, напомним, мощность комбайна 235 л.с. (173 кВт), простаивала 8 месяцев в году, со всех нас головы бы поснимали. Не просто расточительством, саботажем сочли бы. Тогда была другая стратегия: всё на трактор. Максимально оснастить его сменными орудиями. Трактор работает круглый

год: зимой проводит снегозадержание, возит строительные материалы, навоз на поля, сено на ферму, а летом — сами знаете». Можно добавить, что раздельные прицепные агрегаты: жатки, косилки, подборщики, сено- и соломоуклад-чики — гораздо проще, доступнее для ремонта, чем встроенные в комбайн. Прицепная техника намного легче и не так сильно уплотняет землю. Молотилки и веялки вообще не ездят — стационарные. Обмолот зерна проводился на токах... Понятно, почему бывший директор МТС горой стоит за прицепные кош-кинские машины.

В памяти ветеранов-колхозников ярко встает картина народного художника СССР, академика, трижды лауреата Государственной премии Т.Н. Яблонской «Хлеб»: на колхозном току высятся горы золотой пшеницы, стрекочут веялки, гудит молотилка, подъезжают и отъезжают грузовики с красными полотнищами на бортах, ждут своей очереди туго набитые мешки с зерном. На каждом написано: «К-п iM. Ленина, с. Летава, 1949 г.». В это украинское село, в орденоносный колхоз имени Ленина, она приехала поработать сразу же после окончания войны. Татьяна Ниловна

вспоминает, что больше всего захватило ее в Летаве счастье общего труда. «Трудились колхозницы день и ночь. Всегда чистые, аккуратные, в белоснежных, выглаженных платках — «жустках», они молотили, веяли, лопатили зерно. И все это было весело, со звонкими шутками, сверкая улыбками. Я просто была влюблена в них и эту любовь стремилась передать в картине».

Картина «Хлеб» появилась на выставке в 1949 г. и сразу очень полюбилась зрителям. Лишь четыре года прошло, как отгремели последние бои с фашистами. Невозможно было забыть беды, страдания, потери, принесенные войной. И все-таки настроение у всех было приподнятое, праздничное. Люди радовались победе, радовались мирному труду. На картине Яблонской они увидели свою

радость, желание трудиться для своей Родины, для своего народа. Они увидели Праздник Победы. Потому что мирный солнечный день, богатый урожай, веселые женщины, дружная работа, наполненные хлебом мешки — это воистину Праздник, Победа!

Безотходное производство

Полвека прошло с тех радостных дней. Но жизнь продолжается. «Помирать — помирай, а хлебушко сажай!» , — шутит, вытирая набежавшие от воспоминаний слезы, Л.С. Зайцев. «И убирай. Хлебушко, — добавляет хозяин мотовила Ф.Е. Кольцов — Сейчас, в конце сентября, это, пожалуй, актуальней».

«А теперь, товарищи-господа участники, кооператоры-новаторы, посмотрим последние на сегодня соревнования соломоуборочных агрегатов, — сбивает лирическую волну председатель комиссии и одного из колхозов B.C. Стародубов. — И поторопитесь, ведь дождь начинается. Первым начинает агрегат Л.Н. Кошкина для получения... кормовых таблеток. Кто поведет машину? Вы, товарищ Зайцев?». — «Нет, — отвечает Лев Зайцев, — здесь присутствует один из (четырех) авторов

ТЕХНИКА-МОЛОД ЕЖИ 9 2 0 0 0

62

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?