Техника - молодёжи 2008-09, страница 61




Техника - молодёжи 2008-09, страница 61

Ангел на фреске Дмитровского собора

ПОДВЕДЁМ ИТОГ наших рассуждений. Внимательное прочтение наиболее ранних летописных известий об «изгнании» Андреем своих родственников и приведённые выше доводы в пользу гипотезы о принадлежности матери Всеволода к знатному ромей-скому роду позволяют сделать два немаловажных вывода.

Во-первых, она сама и её несовершеннолетний сын остались в Константинополе. Ведь им не выделили какой-то особой области для поселения, а направлять ищущую приюта соотечественницу, матрону с малолетним дитятей, в военный лагерь на Дунае или в живущую, как на вулкане, Палестину — такое могли приписать рыцарю Ману-илу лишь оторванные от реалий его времени книжники, составители позднейших летописных сводов.

Во-вторых, не будучи царской крови, Всеволод не мог воспитываться при дворе как византийский царевич или чужеземный принц (например, как его современник Бела, младший брат венгерского короля и в будущем сам король, покровителем и наставником которого был Мануил), а значит, русский княжич избежал сомнительного удовольствия с ранних лет познать и усвоить специфические нравы дворца, с его вездесущими евнухами, с его регламентированным до мелочей распорядком. Но у греческой родни Всеволода, конечно же, были средства, чтобы дать ему начальное образование (пропедиа) на дому, наняв достойного учителя. Когда же ученик подрос и усвоил азы грамотности, он мог обучаться в одной из так называемых грамматических школ, где получали среднее образование (педиа) дети в возрасте от 10-12 до 16-17 лет24.

Комнины, как и их предшественники Дуки, придавали важное значение воспитанию и обучению своих подданных, привлекали ко двору образованных людей, поощряли тех, кто обнаруживал тягу и способность к научным занятиям. Знание в Византии было великой ценностью, обладать которой стремились и василевс, и рядовой гражданин империи. В наставники своим детям императоры приглашали лучших учёных страны. Не уступить государям старались их важные сановники. Дети простолюдинов тоже могли учиться: городские и сельские школы были открыты для всех... для всех, кто мог заплатить за обучение. И люди незнатные и не слишком состоятельные на

последние деньги учили своих сыновей, чтобы те могли выбиться из низов, ведь, получив образование, можно было изменить положение в обществе, дослужиться до высоких чинов, достичь власти и богатства... Вот такой страной была Византия XII века. Разве можно представить, чтобы талантливый и честолюбивый княжич остался неучем в такой стране?

Разумеется, будущий воин и полководец должен был обучаться не только чтению, письму и счёту, но и ратному делу. Наставниками Всеволода могли стать закалённые в битвах воины: дружинники отца (из числа тех, что, вероятно, сопровождали вдову Юрия с сыном в Константинополь), греческие родственники матери или те и другие. В последнем случае юный княжич имел возможность познакомиться с военным искусством и Руси, и Византии.

Проживи Всеволод в Царьграде подольше, он мог бы поступить в знаменитый Константинопольский университет, основанный ещё в 425 году по указу императора Феодосия, или в другую высшую школу византийской столицы. Но судьба распорядилась иначе: не позже конца 1168 — начала 1169 года, в возрасте 14 лет, цареградский «ссыльнопоселенец» вернулся на Русь. Разумеется, с позволения (а возможно, и по приглашению) Андрея Боголюбского, которому для похода на Киев и последующего контроля над ним потребовались энергичные и грамотные сторонники. А византийский выученик, со связями в Константинополе, с прекрасным знанием греческого языка и ромейских обычаев, дорогого стоил... Мог ли догадываться Андрей Юрьевич, что некогда высланный им младший братишка станет его преемником, продолжит начатое им дело и стяжает славу, не уступающую славе их великого деда?

В образованности Всеволода Юрьевича, его рассудительности, чувстве прекрасного убеждает вся деятельность князя на поприще устроителя и украшателя Владимиро-Суздальской Руси. Вот как писал об этом известный искусствовед В.Н. Лазарев: «Преемник Андрея Боголюбского, Всеволод Боль

шое Гнездо (1176-1212), был хорошо знаком с византийской культурой. Юные годы Всеволод провёл в Константинополе, где научился ценить красоту византийского культа и искусства. Недаром он пригласил для росписи возведённого им Дмитровского собора константинопольских мастеров»25.

О том, что Всеволод III хорошо усвоил византийские уроки, писали многие исследователи. Наш вывод, что младший сын Юрия Долгорукого и внук Владимира Мономаха мог получить классическое образование в самой просвещённой из столиц тогдашней Европы, позволяет конкретизировать содержание этих уроков. Ведь чему учили царе-градских школяров, мы знаем из сочинений византийских авторов. Но это тема отдельного очерка.Ш

Анатолий Вершинский

Об авторе:

Анатолий Николаевич Вершинский родился в 1953 г. в селе Семёновка Уяр-ского района Красноярского края. Окончил (с отличием) два института: Красноярский политехнический и Литературный имени A.M. Горького. Работал в научно-исследовательской лаборатории, в газете, в книжных и журнальных редакциях. Член Союза писателей России с 1985 г., автор шести книг и множества публикаций в периодике. В «ТМ» работал заведующим отделом информатики и радиоэлектроники, затем 12 лет - ответственным секретарём журнала. С 2003 г. - главный редактор образовательных проектов в мультимедийном издательстве.

24 Джуринский А.Н. История зарубежной педагогики. М., 1998. С. 37.

25 Лазарев В.Н. Русская иконопись от истоков до начала XVI века. М., 2000. (Также: «Библиотека» сайта www.icon-art.info.)

59



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?