Юный техник 1965-06, страница 49

Юный техник 1965-06, страница 49

Окончив университет, Резерфорд стал преподавателем в школе. Вероятно, неудачным преподавателем. «В классе всегда стоял шум и беспорядок; когда он объяснял, никто ничего не понимал. Ученики скоро узнали, что, когда он сердился и посылал ученика за журналом, бояться этого особенно не следует, так как он скоро увлечется рассказом и можно незаметно проскользнуть обратно в класс. Во время своей речи он обо всем уже забывал».

Увлеченность, беспредельная преданность науке и сделали Резерфорда крупнейшим физиком нашего века, открывателем новых направлений, руководителем громадной школы талантливых физиков.

Еще студентом Резерфорд выступил в студенческом научном обществе с докладом «Об эволюции материи». Молодой физик «высказал для того времени совершенно революционные мысли», настолько революционные, что ему пришлось от них отказаться, хотя, как показало время, он был совершенно прав. Вот и еще одна характерная черта Резерфорда: он и учеников своих учил всегда быть революционерами в науке.

Он требовал от учеников самостоятельности в разработке научных идей. Но и сам не жалел ни сил, ни времени на то, чтобы открыть и утвердить в человеке независимость и оригинальность мышления.

Простой в обращении с людьми, английский физик и в постановке своих опытов старался быть ясным и простым.

Сам Резерфорд отличался острой наблюдательностью, умел обобщать явления, стремился в любой проблеме выяснить самое важное. Как видите, друзья, у Резерфорда есть чему поучиться и вам, быть может, будущим открывателям новых законов.

Говорит ли Капица о Ломоносове, о Резерфорде или о Ланжевене, он подчеркивает те научные и человеческие качества их, которые обычно оставались незаметными в биографиях этих людей. Выражая сожаление о том, что никто пока не показал человеческий облик Ломоносова, Капица говорит:

«Чем крупнее человек, тем больше противоречий в нем самом и тем больше противоречий в тех задачах, которые ставит перед ним жизнь. Диапазон этих противоречий и является мерой гениальности человека. Противоречия как в самой натуре Ломоносова, так и противоречия, в которых протекала его жизнь, были исключительно велики».

Развертывая среди зтих противоречий творческую жизнь и научную судьбу Ломоносова, Капица к своему таланту исследователя присоединяет зоркость писателя и показывает великого нашего ученого в новом, необычном и неожиданном качестве — живого, реального человека.

Книга «Жизнь для науки» невелика по объему, но дает много фактических знаний, побуждает к глубоким размышлениям, оставляет праздничное настроение в душе читателя.

Обязательно прочтите эту мудрую и добрую книгу, друзья!

Лев ГУМИЛЕВСНИИ

тогда вполне съедобно!

итальянски, как со спагетти!

— Ну как, вкусно?

— Думайте, что едите апельсин.

— Тогда я справлюсь с ней по

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?