Юный техник 1965-11, страница 42

Юный техник 1965-11, страница 42

расплавленное стекло? Раз во время кладки не пользовались никаким связывающим раствором, значит между брусьями должны остаться какие-то щели, пусть незначительные.

В том-то все и искусство, что щелей нет. Печь сложена так, что между брусьями, как говорится, комар носа не подточит. Нулевой шов — так это называется у строителей. Зазор между брусьями не должен превышать одного-двух миллиметров. А потом, когда печь запускается в производство, и этот ничтожный зазор исчезает: ведь тела при повышении температуры расширяются.

Присмотритесь к кирпичной кладке любого дома. В ней вы обязательно обнаружите какие-нибудь де'фекты. Один кирпич немножко неровно положен, другой чуть-чуть выступает... Стену же ванной печи вы можете рассматривать в увеличительное стекло и ничего подобного не обнаружите. Тщательная кладка! Иная здесь просто невозможна: будет хоть один неправильно положенный брус — всю гигантскую печь надо перекладывать заново!

Теперь вы понимаете, какая большая ответственность лежит на тех, кто такие печи строит, и какая точность требуется от огнеупорщиков. Вот этой редкой точностью и владеют мои земляки, ивановичские мастера. Они занимаются кладкой печей-гигантов из поколения в поколение на протяжении по крайней мере полутора столетий. Целыми фамилиями: Костины, Романовы, Драгобужевы...

Что это — редкий талант? Нет, дело в опыте и мастерстве. Юноша, решивший стать огнеупорщиком, постоянно приглядывается к работе старших, «набивает* глаз и руку, учится «тесать» брусья. В этом и состоит главная сложность дела: научиться вытесывать брусья так, чтобы они плотно стыковались друг с другом и шов между ними был нулевым.

Обычно ванную печь кладут около ста огнеупорщиков. И занимаются они этим приблизительно полгода.

В былые времена единственным инструментом мастера тщательной кладки была кирочка. Теперь ее заменил пневматический рубильный молоток. Кроме него, на вооружении у огнеупорщиков есть сейчас станки для калибровки брусьев, укладыватели-манипуляторы и другие приспособления. Однако техника техникой, а умение умением: как и сто лет назад, мастер-огнеупорщик должен обладать удивительно точным глазомером и верной рукой. Без этого, собственно, нет мастера.

...Казалось мне, что профессия, о которой я вам здесь рассказал, очень редкая и что владеют ею только мои земляки. Но нет, оказывается, есть такие люди теперь в Гусь-Хрустальном, Суздале, Дружковке и в других местах... Работы у них много. Ведь кладут они печи не только для варки стекла, но и мартены, нефтеперегонные сооружения. А таких предприятий в стране строится все больше и больше. И можно с уверенностью сказать, что профессия эта не умрет никогда.

Как удостовериться, что кусочек материала в ваших руках — капрон? Запомните, капрон плавится при 216. В пламени горелки он горит синим цветом При длительном нагревании разлагается с выделением неприятного запаха диамина.

А как узнать, не разрушая изделия, что оно из целлулоида? Потрите его о плотную ткань и понюхайте. Целлулоид имеет характерный камфарный запах.

Не просто по внешнему виду определить, из полистирола или плексигласа сделан материал. Помогут вам здесь такие сведения: плексиглас горит синим пламенем с характерным потресниванием, распространяя резний запах. Полистирол горит коптящим пламенем, выделяя запах цветущих гиацинтов. В обе пластмассы входят еще и наполнители. Кан определить их? Нагрейте кусочек пластмассы на пламени горелки до воспламенения. Приноснитесь только что потушенной лучинкой к размягченной части пластика и быстро, но плавно растяните их в разные стороны. Полистирол вытягивается в тонкую, ровную, довольно прочную нить, а плексиглас (полиметилметакрилат) не вытягивается.

Т. ФЕДОРЕННО

43

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?