Юный техник 1969-12, страница 18

Юный техник 1969-12, страница 18

«

f

Эту статью мы решили проиллюстрировать снимнами фотожурналиста В. Богатырева с Московского медеплавильного и медеэлентролитного завода. Здесь перерабатывают черновую медь в сверхчистую. Приставка «сверх» — не преувеличение. Судите сами — по нашим стандартам количество меди в таком металле должно быть 99,95% — на 0,05% больше, чем принято, скажем, в Болгарии или США. Но москвичи «нарушили» стандарт — три четверти металла они выпускают с чистотой до 99,993%. Достижение на мировом уровне! Не случайно государство присвоило заводу «Зиан качества». Дело, начатое теми, кто своими руками восстанавливал Карабаш, получило достойное продолжение, наши медных дел мастера удовлетворяют самые строгие запросы элентротехнииов, машиностроителей и остальных потребителей цветные металлов.

Линии рядом с заголовком на предыдущей странице — это часть спектрограммы сверхчистой меди. Здесь, на левом снимне, вы видите, нан накаляют кусочен металла, чтобы снять с него спентрограмму. Вы уже знаете, нанова на вид расплавленная медь. Теперь посмотрите, нан выглядит вышедший из пенла шлак, когда потони воды превращают его в гранулы (средний снимок). Наконец, на правой фотографии вы видите никелевый нулорос. Завод получает его попутно с медью. Этот продукт очень высоно ценится не только на нашем, но и на мировом рынке. Нередко прямо из Моснвы он отправляется в Чехословакию и Югославию, Швейцарию, Голландию и даже в даленую Японию.

Медленно наклонился огромный, суживающийся кверху барабан. Из его горловины осторожно и как бы неохотно показался тонкий ручеек расплавленного металла, Трое рабочих в войлочных шляпах с большими полями, предохраняющими лоб и шею от жары, внимательно следили за поведением «варева» в «кастрюле». Один из них зачерпнул огненную массу ложкой на длинной ручке — совсем как это делают хозяйки, пробуя суп. Ложка моментально раскалилась докрасна, засветилась.

Плавка готова.

Конвертер наклонился еще сильнее, и вот уже полился в ковш жидкий огонь. Металл бурлил и там, продолжая кипеть, словно лава, собирающаяся извергнуться из кратера вулкана. Но поверхность его постепенно успокаивалась. Мостовой кран легко подхватил десятитонный ковш, и .он проплыл мимо, обдавая жаром, В нем была так называемая черновая медь, то есть с примесью других металлов.

По наклонному желобу из конвертера выливается и расплавленный шлак. По дороге на него обрушиваются потоки воды, он моментально охлаждается, превращается в черные гранулы и вместе с водой сливается в шлакоотстойники. Оттуда его на грузовиках увозят за город, в шлаковый отвал.

Черновую же медь кран доставит к месту разливки, к изложницам. Здесь, застывая, она превращается в увесистые усеченные прямоугольные пирамиды слитков. Слитки темные, в них еще много примесей. Такую медь нужно еще отрафиниро-вать, освободить от других металлов и растворенных в ней газов, которые даже в небольших количествах намного понижают ее свойства. И тогда она станет тем красио-желтым металлом, который мы привыкли называть медью.

Как сложится судьба каждого слитка дальше, угадать трудно. Скорее всего он превратится в провода, по которым побежит ток, или в детали электрических машин и приборов — электротехники предъявляют на медь самый большой спрос. А может, он войдет в состав сплавов, например, бронзы и будет колесить по свету в автомобиле, пароходе или самолете — подшипником. Превратится в две копейки, которые вы опустите в телефон-автомат, чтобы позвонить приятелю. Величаво глянет на вас с пьедестала. Или объявится за обедом мельхиоровой ложкой — ведь она сделана из сплава меди с никелем.

16

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?