Юный техник 1969-12, страница 19

Юный техник 1969-12, страница 19

ИЗ ИСТОРИИ

В 1834 году на берегах таежной речушкн Сак-Элге были обнаружены залежи медн £ руды и основан медный завод. Он просуществовал всего пять лет: руда стала попадаться бедна i и завод преобразовали в кричную - фабрику, где примитивным способом вырабатывалось железо.

Но в 60-х годах црошлого века уральски рудознатцы Конюхов и Иванов разгадали тайну залегания медных руд Сак-Элгинск о месторождения Оказывается, они были прикрыты сверху железной рудой Под железными шляпами» (так их называют) алегают золотоносные породы, еще ниже — серные руды и, наконец, медные.

Вскоре была заложена шахта «Котоховская».

Спустя еще некоторое время неподалеку снова началось строительство медеплавильного завода. Его запустили в 1907 году.

Предприятие было маленькое и очень прими ивное Доставленаый из шахты медньп колчедан рабочие разбивали кувалдам , бросали лопатами в завалочные окна Шлак из печи сливался в вагонетки, их откатывали, подхватывая железными крючьями

В том же 1907 году медными цромыслами в Соймановской долине заинтересовался английс ий инженер Лесли Уркарт. Мечтая нажить миллионы за счет огромных уральских богатств, он скупил все акции у акционерного общества Кыштымских орных заводов.

Большой знаток горного дела, Уркарт пришел к выводу, что завод нужно строить на новом, более удобном месте — у горы Карабаш. Это предприятие вступило в строй в 1910 году.

В погоне за прибылью Уркарт хищнически эксплуатировал природные богатства Соймановской долины.

Разрабатывались лишь самые бэгатые руды с содержанием меди не ниже 4%. Только за десять лет доход Уркарта составил 1524 тыс. рублей золотом.

ОДИН ВОПРОС ДИРЕКТОРУ

— Николай Андреевич, как будет выглядеть комбинат, скажем, лет через пять?

Из окна кабинета Н. А. Соханского видна «Черная голова» и весь комбинат:

здание обогатительной фабрики, высокие трубы, подпирающие иебо, и среди них одна, иа которой строители уже выложили белым кирпичом «1969» — год постройки.

Бесшумно двигались вагоны с рудой. Краны опускали длинные тонкие шеи в шлакоотстойники у металлургического цеха.

Грузовики, терпеливо подставив спины, ждали, когда стрела крана, развернувшись и выплескивая из ковша потоки воды, нагрузит их порцией шлака.

Николай Андреевич несколько секунд смотрел на свое хозяйство, потом сказал, улыбаясь:

— Ну, пожалуй, из окна нечто новое увидеть будет трудновато. Карабаш останется на месте. Вот разве что исчезнут старые железные трубы да задымит новая.

Но уже за столом серьезно цродолжил:

— А изменения будут большие. Самое главное, производственную мощность будем наращивать. Обновим оборудование, поставим новые флотационные машины, конвертеры. Сейчас отражательные печи топят мазутом: и дорого и неудобно — зимой мазут замерзает. Поэтому в ближайшие годы перейдем на природный газ. Процесс гранулирования шлаков у нас уже освоен, что высвободило много рабочих рук, ио ведь жалко выбрасывать такой материал. Поэтому сейчас шлаки исследуют на изготовление шлакобетона.

Словом, комбинат будет шагать в ногу с веком.

Кстати, на нашем комбинате впервые в России в 1915 году пущена отражательная печь, а горизонтальный конвертер, изобретенный в 1909 году, уже через год был внедрен в Карабаше.

Но от того старого завода мало что осталось — эстакада обогатительной фабрики и здание заводоуправления, да в памяти людской сохранились воспоминания о беспросветном, тяжелом труде. Комбинат был отстроен в годы первых пятилеток почти заново: все цехи и обогатительная фабрика, даже железнодорожные пути.

«Юный техник» № 12

17

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?