Юный техник 1984-10, страница 67

Юный техник 1984-10, страница 67

ли, вернется с полезными для науки данными.

Придя в лабораторию, Кулаков поделился своими мыслями с товарищами по СКВ, со студентами. Были сделаны предварительные расчеты, начали готовить чертежи. Связались с Институтом прикладной геофизики. Ученые с энтузиазмом встретили почин студентов и молодых инженеров. Между академическим институтом и СКВ МАИ был заключен официальный договор. Словом, работа как будто закипела. Так что можно спросить: а при чем здесь ребята с Пушкинской СЮТ? Были бы. ни при чем, если бы не очередная неудача — на этот раз неудача СКБ МАИ.

...В предолимпийское лето 1980 года в общежитии МАИ (том самом, в здании которого располагается СКБ) затеяли серьезный ремонт. Случилось так, что студенты, взявшиеся за него, не рассчитали своих сил, и СКБ осталось на лето без помещения. К тому же наступила пора отпусков. А сроки, обозначенные в договоре, поджимали. Кулакову стало ясно, что договор «летит», выполнить его не удастся: негде и некому. Впрочем... Нет, от этой мысли сначала он отмахнулся, как от случайной: разве под силу такое школьникам? А потом, когда мысль возникла вновь, решил: а почему бы и нет?!

Когда Кулаков объяснил ребятам, в каком деле им предстоит участвовать, в ответ раздались возгласы:

— Вот это да! Радиоуправляемая модель! Здорово!

— Придется от путевки в лагерь отказаться...

— А мне билет сдать. Пожалуй, прямо сейчас позвоню родителям, что не еду в деревню.

«Молодцы ребята! — подумал Кулаков.— Ведь никогда еще не делали таких авиамоделей, а не испугались». Но тут же внутренне осекся: ведь и студенты тоже поначалу очень резво взялись за дело, а что вышло? Так что поживем — увидим!..

Работа закипела уже со следующего дня. Правда, «кипение» это поначалу было чуть сумбурным. Каждый норовил схватиться за все сразу. Пришлось Леониду Вадимовичу немного «употребить власть» и разделить обязанности. Главному специалисту воздушного боя Гене Кухтину были поручены стабилизатор и киль, Диме Плешкову и трем Сергеям — Прокоповичу, Холину, Бобрику — фюзеляж и крылья. Учиться приходилось на ходу: ведь это была их первая радиоуправляемая модель, к тому же модель «специального» назначения.

...Сережа Бобрик признался нам:

— Когда сделали эту машину и испытали ее в действии, нам всем казалось, глядя на нее: да разве может она быть другой? Ясно, что и фюзеляж выбран единственно возможный, и мощность двигателя, и конструкция пробоотборников, и система дистанционного управления... Будто и не было сомнений, будто не приходилось переделывать и пересчитывать все по нескольку раз. Был мо-

63

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?