001. Троице-Сергиева лавра, страница 9

001. Троице-Сергиева лавра, страница 9

подвижники

пустыне той еще до пострижения в одиночестве приносил Богу множество молитв и трудов, и Бог, видя его стремление к иночеству по Божию установлению, послал ему того, от кого можно было принять постриг. Вместе с пострижением новоначальный чернец, как совершенный инок, стал причастником Святых Тайн, и когда святой причастился, не только в церкви, но и вокруг нее распространилось сильное благоухание, свидетельствуя о его душевной чистоте», — пишет Симон Азарьин.

Много искушений пришлось претерпеть новоначальному иноку, оставшемуся без помощника. Голод, уныние и смущение души, волнения плоти преследовали его. Стаи голодных волков рыскали около кельи. Иногда заявлялись и медведи, у одного из которых посещение преподобного даже вошло в привычку. Сергий, видя, что не из злобы приходит к нему зверь, но за едой, выносил всякий раз кусочек хлеба. Блаженный порой даже голодным оставался, предпочитая сам не есть, а этого медведя без еды не отпустить.

Прежде чем собрался вокруг Сергия его монастырь, святой несколько лет жил в маленьком лесном скиту один. С тех пор многие основатели монастырей следовали этому примеру.

Монголы разорили множество монастырей, иные же пришли в упадок в духовном отношении. Лишь ко временам Радонежского игумена появляются небольшие иноческие обители — теперь, в отличие от времен Киевской Руси, когда все монастыри были городскими или пригородными, в глухих местах — «лесных пустыньках». Учителем и главой подвижников-пустынножителей и стал преподобный Сергий. Почти все русские святые XIV — начала XV веков были его учениками или «собеседниками», то есть испытавшими его духовное влияние. Выходцы из Сергиевой Троицкой обители прошли всю северную и северо-восточную Русь, создавая новые монастыри по благословению и заветам преподобного. Он и сам заводил обители везде, где считал нужным. Поэтому народ и называет благоговейно Сергия Игуменом земли Русской.

Вверху: Святой игумен печет просфоры. Миниатюра из рукописного Жития преподобного Сергия (конец XVI века).

Внизу: Кожаные сандалии и скарпель преподобного Сергия хранятся в Московской духовной академии.

Едва написав «Видение отроку Варфоломею», Михаил Нестеров (1862—1942) понял, что это — главный труд всей его жизни (поэтому столь спокойно и относился он к нападкам «правоверных передвижников» на картину). Впоследствии художник не раз повторял: «Жить буду не я. Жить будет „Отрок Варфоломей"». Вот если через тридцать, через пятьдесят лет после моей смерти он еще будет что-то говорить людям — значит, он живой, значит, жив и я». В «Отроке Варфоломее» Нестеров «иллюстрирует» момент жития

святого, когда ему, посланному отцом за лошадьми в поле, явился ангел, принявший вид монаха. Он благословил отрока и спросил, чего тот хочет. Варфоломей, подвергавшийся насмешкам из-за того, что никак не мог научиться читать, ответил: «Всей душой я желаю научиться грамоте, Отче святой, помолись за меня Богу, чтобы Он помог мне познать грамоту». Просьба мальчика была исполнена, и в ознаменование этого старец дал ему частицу просфоры (на картине инок достает просфору из серебряного ковчежца).

ШИН

«Видение отроку Варфоломею» (1889—90) кисти Михаила Нестерова.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?