Вокруг света 1955-04, страница 56

Вокруг света 1955-04, страница 56

ный самый большой из Японских островов — Хонсю, начав его изучение с севера и постепенно продвигаясь все дальше к югу.

Все время производил он метеорологические наблюдения; при помощи барометра определил он высоту многих местностей — перевалов и гор, что позволило значительно уточнить физическую карту Японии.

Но, конечно, собственные наблюдения были недостаточны, а метеорологических станций в Японии почти не было. И вот, чтобы получить ясное представление о климате Японских островов, Воейков, как истый географ, старается подметить все косвенные признаки и прежде всего обращает внимание на то, где распространены те или иные растения—ведь растительность лучший показатель климата. При этом он особенно интересуется культурными растениями, имеющими значение для хозяйства.

Первые плантации чая Воейков встретил у города Акита, около 40° северной широты. Европейские ученые в то время считали,

что чайный куст настолько нежен, что может расти лишь много южнее.

По дороге в Сендай Воейкову стала попадаться более южная растительность. «В лесах встречается огромный бук,— пишет ученый,— а около селений — в первый раз плантации бамбука: севернее он попадается очень редко и, как кажется, плохо выдерживает климат. А отсюда и далее к югу он уже является везде, составляя одну из самых необходимых принадлежностей хозяйства японцев. Из него делают изгороди, стены холодных строений, разную домашнюю утварь, водопроводные трубы и т. д. Начиная с 37° северной широты, можно получить с одних и тех же полей один урожай риса и другой — пшеницы или ячменя».

Зоркий глаз позволял исследователю по одному какому-нибудь признаку составить правильное представление о климате, условиях хозяйства и прочем. Воейков записал, например, что влажность

некоторых местностей на севере Японии «доказывается тем, что папоротники растут здесь без тени, и несмотря на то, что во время моего проезда стояли сильные жары, незаметно было, чтобы они страдали от засухи. Эта сырость, конечно, поддерживается... и испарением воды с поверхности рисовых полей. В самое жаркое время года от июня до сентября они находятся постоянно под водой». Сколько надо иметь географической наблюдательности, чтобы связать встреченные по дороге папоротники с таким широким кругом явлений!

Всего Воейков проехал и прошел пешком по Японии более Зу2 тысяч километров, из них он только 100 километров проехал в дилижансе и 100 километров по железной дороге (железных дорог в то время в Японии еще почти не было).

«Нельзя сказать, чтобы пути сообщения в Японии были удобны,—хладнокровно замечает он.— Европейского комфорта, разумеется, нельзя ожидать. Мебели никакой нет! Приходится сидеть на цьшовках на полу и спать на разостланных ваточных одеялах... Но чистота везде большая... Входя в дом, японцы всегда снимают обувь, и иностранцы, если не хотят оскорбить своих хозяев, должны поступать таким же образом. Несоблюдением таких мелочей иностранцы, особенно англичане, часто раздражают японцев».

Останавливаясь в домах японских крестьян, Воейков, как и всегда в своих путешествиях, считался с местными обычаями. Поэтому он беспрепятственно ездил всюду без оружия и без всякой охраны.

Воейков побывал и в больших портах и торговых городах Японии — в Иокогаме, Нагасаки, Токио, Осаке; осматривал исторические памятники в городах Какому-ре и Киото, являвшихся когда-то столицами Японии; повидал знаменитый потухший вулкан Фудзияма. Всюду Воейков интересовался не только климатом и растительностью, но и геологией, почвами и т. д. Посещал он и многие предприятия: рудники, имевшие тогда еще совершенно первобытную технику, шелкоткацкие фабрики, хлопкоочистительные и другие заводики.

Свое путешествие он закончил на острове Кюсю, на крайнем югз-запаце Японии.

В январе 1877 года на русском пароходе «Батрак», Воейков выехал из Японии и, обогнув всю Азию и проехав через Суэцкий канал, вернулся в Петербург.

«ВОЗДЕЙСТВИЕ

ЧЕЛОВЕКА НА ПРИРОДУ»

ДРва больших путешествия Воейкова — трехлетнее по западному полушарию и почти двухлетнее по восточному — дали ему громадный географический материал.

Этот материал позволил ученому не только составить замечательные описания посещенных стран, но и подготовить многие специальные исследования, например важный труд о климате области муссонов в Восточной Азии. И вот, наконец, готова и большая обобщающая книга «Климаты земного шара», сохраняющая до сих пор свое научное значение. Она вышла в 1884 году. Автор получил за нее высшую награду — золотую медаль Русского географического общества.

К этому времени Воейков уже был ученым с мировым именем.

Выступая на международной научной арене, Воейков никогда не упускал случая с гордостью показать иностранцам свою великую страну. Перед ним раскрывались двери всех международных съездов, его статей ждали страницы любого географического журнала мира. И Воейков писал и говорил для всего мира, как и должно большому ученому; но самые заветные свои мысли и мечты он всегда отдавал своему народу.

В течение своей долгой жизни Воейков не устает писать о возможности и необходимости вмешательства человека в климатические процессы: о борьбе с суховеями и о лесозащитных посадках на полях, о снегозадержании и об устройстве запруд и водохранилищ. Сколько проблем преобразования географии России поставил он! Тут и закрепление растительностью песков в пустыне, и вопросы орошения Средней Азии, и осушение Полесья, и соединение Черного и Каспийского морей, и освоение Севера. Воейков требовал научных подходов к разрешению вопросов переселения, перехода к улучшенным приемам обработки почвы; он ставил вопросы железнодорожного строительства, использования с агрономическими целями сети метеорологических станций, борьбы с ростом оврагов. Думал он и о соединении каналом Волги с Доном, об орошении степей Северного Кавказа, об использовании энергии сибирских рек....

Трудно перечислить все задачи, которые выдвинул и о которых с глубокой верой в творческие силы русского народа писал Воейков.

До двух тысяч научных работ написал Воейков! Мы не можем здесь подробно рассказывать о всех этих работах. Но каждая из проблем, за которую брался Воейков, обычно обозначала новое путешествие.

Воейков изъездил всю Россию. Он бывал и в Поволжье, и на

50

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?