Вокруг света 1964-09, страница 48

Вокруг света 1964-09, страница 48

ных лесов Арнхемленда иностранным журналистом явно таило в себе известный риск, прежде всего для престижа страны, прячущей истинных хозяев материка в глухих и удаленных резервациях.

Рекомендательные письма от шведского радио, газет и журналов Скандинавии, международный корреспондентский билет и внешность честного шведского крестьянина не могли заставить его изменить свое решение. Мне пришлось даже обратиться к послу Швеции в Канберре, а тому, в свою очередь, связаться со Стокгольмом.

Наконец я получил визу в «страну каменного века» л подписал документ, обязывающий меня представить Управлению по благосостоянию все мои статьи и фотографии. Мне заявили, что строго-настрого запрещается снабжать аборигенов спиртом или вести себя неподобающе. Весь собранный мной этнографический материал я обязан был предъявить управлению, и ни при каких условиях мне не разрешалось брать с собой оружие и боеприпасы...

Прошли тысячелетия с тех пор, как первые предки аборигенов Австралии вступили в эту заброшенную и удаленную от всего света страну. Один общественный уклад сменял другой, а австралийцы беспечно охотились на своем громадном острове-материке, изолированные ото всех и от всего, не имея ни малейшего понятия о том, что они остались одним из самых первобытных народов на всей земле.

И вот к этим людям, которые были настолько бесхитростны, что не умели даже воевать и захватывать чужие земли, неожиданно явились колонисты из Европы, вооруженные ружьями. Чужеземцев во многих местах встретили безо всякого удивления—их приняли за людей-духов, за давно умерших предков, которые «пришли в гости». Местные жители даже нашли очень простое и достоверное объяснение светлому цвету кожи этих пришельцев: давным-давно их съел «нгуал» — крокодил, и, пока они проходили через кишечник крокодила, их кожа и побелела.

Но очень скоро выяснилось, что «вышедшие из крокодильего желудка» бледнокожие имеют собственные понятия о морали. Они совращали чужих жен, оскорбляли духов, присваивали издавна принадлежавшие племенам участки охоты и родники. Любое сопротивление возмущенных австралийцев вызывало карательные экспедиции. Австралийцев стреляли, как кроликов, топтали копытами коней, травили, словно крыс... «Цивилизация» явилась в Австралию!..

В конце концов оставшиеся в живых австралийцы были оттеснены с лучших земель в пустыни и джунгли, где в крайне тяжелых условиях медленно вымирали; культура каменного века исчезала.

Сейчас к последним аборигенам, живущим все в тех же глухих резервациях, отношение «изменилось». Если раньше их уничтожали, то теперь, отняв у них материк, можно было оставшихся в живых назвать -«темнокожими собратьями». Мне бросилось в глаза, что «новые австралийцы» любят с наивной гордостью рассказывать о своих «темнокожих собратьях», которых они считают лучшими в мире знатоками природы и следопытами. Правда, вслед за этим разговор быстро переходит на кенгуру и прочий национальный реквизит, и в конце концов начинает казаться, будто австралийские туземцы считаются такими же достопримечательностями, как и боксирующие кенгуру и несущие яйца утконосы

Поэтому мне особенно не терпелось увидеть собственными глазами это прежде могучее и многочисленное племя темнокожих кочевников Австралии, последние остатки которого так надежно упрятаны от «непосвященных» в девственных джунглях.

«ПОЮЩАЯ СМЕРТЬ»

...Наш караван тянется длинной трусящей цепью. Легкая пыль, словно дым, клубится у ног. Носильщики шлепают босиком по земле, и вскоре белые чулки известковой пыли покрывают их ноги до самых колен. Солнце только что вылезло из моря, где оно «плавало под водой и ловило рыбу», как говорит мой проводник — абориген Джонни. Теперь, сытое и довольное, солнце отдыхает на линии горизонта, и кажется, что оно налилось кровью от обжорства.

Три дня я планировал свое путешествие. Объясняться пришлось с помощью жестов, но. наконец, я получил сведения о местности, о дорогах, о племенах, живущих внутри страны. Оказалось, что на языке пантомимы можно сказать необыкновенно много, а для того чтобы стать красноречивым, вовсе не требуется какой-то особой подготовки. Мне без труда удалось нанять носильщиков и договориться с ними.

Мне здорово повезло — я встретил Джонни. Он местный житель. Несколько лет Джонни провел в миссионерской школе, где научился кое-как говорить по-

Вот

она, знаменитая «поющая смерть»..

английски, петь псалмы и... пользоваться мылом. Он слышал рассказы о «лорде Иисусе» и «мистере Сатане» и на всякий случай присоединил эти два образа к сонму своих лесных духов. Теперь у него постоянно был такой вид, словно он без конца размышляет над трудными религиозными проблемами или решает вопрос, где бы раздобыть насущный кусок... мыла. Но это вовсе не мешает Джонни быть самым лучшим переводчиком и проводником в Арнхемленде.

42

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?