Вокруг света 1964-09, страница 62

Вокруг света 1964-09, страница 62

Пройдено уже 600 километров. Тягачи движутся на высоте около 4 тысяч метров над уровнем моря. Дышать тяжело. Откинешь два-три десятка лопат снега или ударишь десяток раз кувалдой — и начинаешь задыхаться, перед глазами плывут зеленые и красные круги.

Ни днем ни ночью, которые, кстати, в полярный день можно отличить только по стрелкам часов, не прекращается научная работа. Через каждые 20 километров мы измеряем напряженность магнитного поля Земли, ускорение силы тяжести, определяем высоту над уровнем моря, меряем плотность снежного покрова.

Гремят взрывы: про,водим измерения толщины ледникового покрова. Мы уже несколько сот километров идем над огромным подледным хребтом. Высота его — до 2 тысяч метров, а над ним еще 2 тысячи метров льда.

Высота — 3997 метров над уровнем моря. Это самая высокая точка ледникового покрова, на которую когда-либо ступала нога человека. Средние многолетние температуры воздуха здесь —60°. Значит, в особенно холодные зимы она может достигать и —100°.

Через месяц после выхода со станции «Восток» мы добрались до Полюса недоступности. Второй раз советские ученые достигают этой точки Антарктиды.

Пять лет назад здесь построили станцию. Среди ледяной бесконечности стоит маленький домик с вышкой, увенчанной бюстом В. И. Ленина.

Мы нашли в домике все необходимое. Позаботились о тех, кто придет сюда снова.

Но вот снова заревели двигатели тягачей, и мы продвигаемся вперед, в совершенно неисследованные области континента. Туда, где не бывал ни самолет, ни тягач.

Уже чувствуется приближение зимы. Температура воздуха достигает —55°. С каждым днем все интереснее результаты исследований. Хребет, который мы обнаружили раньше, тянется к побережью. А высота ледника резко отличается от предполагавшейся ранее. Новые данные каждый день получает магнитолог Виталий Ка-зарин и помогающий ему радист Сергей Ковтанюк. Их данные тоже не совпадают с теоретическими предположениями ученых. Что ни шаг, то касаешься нового, неожиданного.

14 февраля мы достигли центра белого пятна. 78° южной широты, 20° — восточной долготы. Отсюда мы берем курс на станцию «Молодежную». Горючее на исходе, но мы уже твердо знаем, что его хватит до условленной точки, расположенной в 700 километрах от «Молодежной». 22 февраля мы приходим в эту точку. Самолеты наготове. Но...

В Антарктиде всегда есть возможность для этого «но». Погода сначала в «Молодежной», потом у нас не позволяет произвести эту операцию. Прошло 14 дней, прежде чем самолеты смогли прорваться к нам. Снова полны баки, а на санях в бочках плещется драгоценное горючее. И снова над просторами Антарктиды разносится рев наших тягачей. Ночи стали темные. Когда в темноте ползет тягач с включенными фарами,

цветными бортовыми и мачтовыми огнями, кажется, что в океане плывет корабль.

«Молодежная» с каждым днем все ближе. Но в районе побережья нас подстерегают ловушки — трещины. Предательские трещины, закрытые снежными мостами.

Товарищи беспокоятся за нас. Специальный тягач вышел навстречу. Ему помогает самолет, который, барражируя над тягачом, указывает ему опасные районы, сбрасывает для ориентировки бочки. Несколько дней потребовалось этому тягачу, чтобы пройти через район трещин и выйти на 200-й километр, где мы ждали его. Механический проводник повел нас по извилистому пути, проложенному среди трещин.

И словно испытывая наше терпение и выдержку, на следующий день началась «белая мгла». Сквозь плотные облака пробивался рассеянный свет, который сливался с белым снегом. Все словно растворилось в молочной мгле. И хотя темные предметы видны далеко, поверхность снега, а главное — следы прошедшего здесь несколько дней назад тягача совершенно незаметны.

Только опыт наших водителей, которые привыкли к «шуткам» Антарктиды, позволил вести машины через лабиринт коварных трещин.

Ночь принесла некоторое облегчение — в свете фар прорисовывался полузанесенный снегом след гусениц. Но снова началась сильная пурга. Ветер достигал 30 метров в секунду. Видимость сократилась до нескольких метров. И нам пришлось остановиться всего в нескольких десятках километров от заветной цели.

Днем пурга немного стихла. Чтобы не потерять след, водители ведут машины стоя, высунувшись до пояса в аварийные люки. Снег, лед сплошной коркой покрывают их лица...

21 марта вечером под гром салюта мы въехали на территорию станции «Молодежной». Поход, о котором мы давно мечтали, был завершен. Позади остались 3 300 километров, 78 дней пути.

Обработка материалов экспедиции только началась, но уже сейчас ясно, что этот поход поможет раскрыть многие тайны ледяного континента.

Открыт огромный подледный хребет, который рассекает Антарктиду на две половины, подобно тому, как хребет Ломоносова делит Арктику. Получены данные о снеге и льде в неизведанных ранее районах, о рельефе и поверхности ледяного покрова континента. Установлено, где проходит главный ледораздел Антарктиды, и выяснено, что Полюс холода находится на вершине ледникового купола. Собран интересный материал о постоянном магнитном поле Земли. Впервые советская экспедиция успешно использовала радиодальномеры в геодезических работах...

Многие наблюдения и выводы экспедиции войдут в первый советский атлас Антарктиды, который выйдет в будущем году.

Л. КАПИЦА, начальник похода кандидат географических наук

Антарктида — Москва

---—-—---т

ЗНАКОМЫЕ ИМЕНА НА НОВОЙ КАРТЕ

Славные имена исследователей севера запечатлеваются ныне в географических названиях юга планеты. Целая система хребтов открыта нашими учеными на пустынной антарктической Земле Эндерби. И вот на месте недавних неуверенных штриховых очертаний и вопросительных знаков на карте появились горы «Красина», гора «Сибирякова» и гора «Литке», названные в честь славных советских ледоколов. Не забыт и «дедушка» ледокольного флота «Ермак» — его имя получила бухта на антарктическом побережье Индийского океана.

Полвека минуло с тех пор, когда вышел в плавание, из которого ему не суждено было вернуться, известный русский

исследователь Арктики Брусилов. Теперь его именем назван открытый нашими полярниками хребет на шестом континенте.

У всего мира было на устах имя нашего летчика Чухновского, одного из героев знаменитого арктического похода ледокола «Красин». Прошло более трех десятилетий, и это имя запечатлено в названии горы, открытой советскими людьми в Антарктике.

Гора Папанина и гора Ширшова в Антарктиде отныне всегда будут напоминать о тех, кто впервые в истории исследовал Центоальный Арктический бассейн на дрейфующем льду станции «Северный полюс». Появились на карте шестого континента и имена славных летчиков Чкало

ва и Громова, осуществивших беспримерные перелеты из Москвы через Северный полюс в Америку.

Не только «дела давно минувцшх дней» отражает географическая карта Антарктики. В дни, когда на орбиту вышла первая женщина-космонавт, советские полярники открыли и исследовали неизвестный до этих пор антарктический оазис. Правда, он отнюдь не похож на зеленые оазисы знойной пустыни. Но для шестого континента и кусок обнаженного грунта. не покрытого льдом, — тоже оазис. Так на карте Антарктиды появилось еще одно славное название — Оазис Николаевой-Терешковой.

Б. СИЛКИН

56

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?