Вокруг света 1965-05, страница 11




Вокруг света 1965-05, страница 11

димо нанести удары по гитлеровцам в других местах, командир бригады повел главные силы на другие диверсии, а на электростанции оставил всего одну партизанскую роту во главе с советским десантником Марчуком. Вдруг дозорные в электростанции заметили колонну венгерского салашистско-го батальона. Марчук в свои двадцать с небольшим лет был уже достаточно опытен. Он понял, что горстке партизан отразить нападение батальона трудно. Слишком трудно. Но отдавать электростанцию нельзя.

— У салашистов тяжелые минометы! — доложили Марчуку.

Командир роты посмотрел на комиссара Попов-ченко.

— Мы кто? Десантники или нет?

— Десантники, — ответил Поповченко.

— А почему на нас салашистов послали?

— Видно, силенок у самих гитлеровцев больше нет...

— Тогда пошли.

Рота залегла, прикрывая подступы к электростанции, а Марчук и Поповченко, прихватив с собой венгра-переводчика, стали спускаться по горному склону навстречу салашистской колонне. Убедившись, что их заметили, Марчук снял шапку и замахал ею.

— Крикни, что нам нужен командир! — приказал Марчук переводчику.

— Подходите! — крикнули в ответ.

Командир венгерского салашистского батальона, уже немолодой капитан, на партизан поглядывал недоверчиво.

Его удивляли эти уверенные, по-хозяйски устроившиеся здесь люди. Марчук спросил властно:

— Кто вы и куда направляетесь?

Капитан пожал плечами, осторожно ответил:

— Ас кем имею честь?

— Командир партизанского отряда. Повторяю, кто вы и куда направляетесь?

Капитан хорошо знал, что несколько дней назад на этом самом месте потерпели поражение гитлеровские войска. Он знал также, что гитлеровцы любят загребать жар чужими руками. А еще знал, что его солдаты не слишком рвутся в бой.

Капитан назвал себя.

— Командование приказало нам занять станцию и очистить от партизан всю окружающую местность, — сказал он.

Марчук засмеялся. А комиссар партизанской ро^ ты, улыбаясь как можно мягче, заметил:

— Советую не делать ни одного выстрела. Иначе вы будете немедленно уничтожены. Оглянитесь, пожалуйста. Что, по-вашему, там, на склонах гор?.. Разглядели?.. Да, совершенно верно. Это наши огневые точки. Вы в «огненном мешке».

Капитан еще колебался. Отчаяние могло толкнуть его на риск, а у партизан не было ни одного бойца в «огневых точках».

— Зайдите к нам, и спокойно обсудим положение, — предложил Марчук. — Можно обойтись без кровопролития...

— Тем более что вы поспели как раз к кофе, — добавил Поповченко.

Перед капитаном возникла дилемма: неминуемая смерть в «огненном мешке» или чашка крепкого горячего кофе после длительного марша по морозу.

Капитан выбрал чашку кофе.

— Я готов довериться вам, — церемонно сказал он партизанским командирам.

— Доверьтесь смело!

В теплом доме, после кофе капитан отмяк совершенно. Его беспокоило только одно: что подумают гитлеровцы? И капитан сам нашел выход:

— Господа, я предлагаю инсценировать бой в горах. Пусть фашисты услышат.

Партизаны не возражали. Они заботливо указали венграм пустынный склон с редким ельничком.

— Пожалуйста, стреляйте сюда!

Восемьсот человек долго и ожесточенно обстреливали пустое место.

Эта стрельба донеслась до отряда Егорова. Он немедленно вызвал по радио Марчука:

— Что у вас? Нужна помощь?

— Помощь не нужна, — сказал Марчук. — Тут салашисты пришли — так вот, оружие пробуют...

В двух словах он рассказал о случившемся.

— Молодцы, — скупо сказал Егоров. — Доложишь, как все кончится.

Через три часа Марчук доложил: салашистам показалось, что они расстреляли слишком мало патронов. Капитан отдал партизанам три тысячи патронов и для полноты комплекта еще триста гранат...

К вечеру салашистский батальон ушел. А электростанция осталась за горсткой партизан.

— О мужестве, находчивости, смелости партизан — русских, словаков, чехов, венгров — можно рассказывать не часами, а днями, — замечает И. Г. Старинов. — Весной 1959 года я проехал по местам боев в Словакии, встречался с гражданами свободной Чехословакии, записывал многие истории, но, чтобы выслушать все, надо бы продлить поездку на несколько месяцев...

И как приятно было слышать, когда рядом с фамилиями чешских и словацких героев — Швермы, Шольца, Полы, Бьелика — называли люди фамилии наших товарищей — Квитинского, Шукаева, Наумова, Яромова, Величко... Кровь, пролитая совместно русскими, чехами и словаками, пролита недаром...



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?