Вокруг света 1966-12, страница 72

Вокруг света 1966-12, страница 72

Цветами кружились бабочки, крупные, словно птицы. А в ложбине, среди цветов, негромко булькал и журчал родник. Из него вытекал ручеек и, змеясь, скрывался в зарослях.

Дон Хуан опустился на колени, склонившись над родником. В чистой воде, как в зеркале, он увидел свое морщинистое ли^о* Кто-то подал ему серебряный кубок. Дон Хуан наполнил его и начал пить, не отрывая глаз от поверхности родника, которую сморщили разбежавшиеся круги.

Вода была холодной и чуть солоноватой на вкус. От нее приятно заныли зубы.

Круги разбежались, и родник снова стал зеркальным. Понсе де Леон пытливо осматривался в свое отражение. Нет, все оставалось ирежним: не потемнели волосы, не исчезли морщины. Он не стал молодым.

Дон Хуан поднял голову, и по толпе, окружившей его, пронесся разочарованный ропот.

— Это не тот родник, — сказал Понсе де Леон. — Это гоязный колодец дикарей. Они ходят сюда за водой. Видите тропинку? Мы пойдем по ней и узнаем дорогу...

Тропинка привела нх К опушке леса, где стояло с десяток индейских хижин. Деревня была пуста. В поисках золота обшарили все хижины, но тщетно. Нашли только три маленькие золотые плошки да несколько игрушек — забавных уток и рыб.

Но это золото было дешевое, низкой пробы.

Взбешенный дон Хуан приказал спалить селение, надеясь выманить индейцев из леса и захватить пленников, которые указали бы путь к источнику молодости. Но индейцы не показывались, лишь прилетело из зарослей несколько жалящих стрел. И отряд вернулсй к берегу, оставив среди леса никому не нужную просеку, а на месте индейской деревни — черное, дымящееся пепелище»

Корабли снова двинулись вдоль цветущих берегов. И всюду, где в море впадали речки или ручьи, высаживались на берег, пробовали воду.

Плыли медленно. Мешало сильное встречное течение. Вода в нем была очень теплая и густо-синяя, словно река текла в океане. Дивились моряки такому чуду. А Понсе де Леон спросил у Аламиноса:

— Не это ли течение помешало дону Христофору Колумбу достичь блаженного рая?

На что бывалый пилот задумчиво ответил:

— Кажется, оно...

Они ошиблись, приписывая открытие странного течения великому адмиралу. Понсе де Леон и его спутники были первыми, кто плыл в теплых водах этой удивительной реки в океане.

Ее назовут позднее Гольфстрим «течение из залива». Как настоящий источник молодости, оно согревает берега Европы, принося к ним тепло тропических стран...

Но дон Хуан и славный Аламинос так и не оценили, не заметили своего великого открытия. Течение было для них досадной помехой. Оно становилось все сильнее и задерживало их на пути к острову Бимини. Моряки проклинали его.

Берег тянулся все дальше. Конца ему не было.

И Понсе де Леона охватили сомнения: может, это вовсе не остров, а какая-то новая страна?

Чтобы проверить это, решили еще раз пристать к берегу.

Но едва шлюпки подошли к мангровым зарослям, как в воздухе запели стрелы. Из зелени листвы выглядывали индейцы, воинственно потрясая копьями с широкими лезвиями, похожими на мечи, — рослые, сильные, одетые в шкуры.

Понсе де Леон не решился вступить с ними в бой. Кончались запасы провизии и пресной воды. Дон Хуан приказал поднимать якоря и ложиться на обратный курс, так и не узнав, что же он открыл — заветный остров Бимини или еще одну новую землю для короля Испании?

Ах, своей болезни прежней Не сумел изгнать бедняга, Но зато добыл немало Новых ран, недугов новых Он, отыскивая юность, С каждым днем старел все больше.

Мрачный и угрюмый, возвращался из плавания дон Хуан. Да, он открыл Флориду. Но не нашел волшебного родника.

А в Сан-Доминго его подстерегал новый удар. Никто даже не заметил бесславного возвращения дона Хуана. Никто не хотел слушать его рассказов о благодатной Флориде.

Все были увлечены новой вестью. Отважный конкистадор Вас-ко Нуньес де Бальбоа завоевал

для Испании и короля огромные, богатейшие страны и открыл никому еще неведомый океан, назвав его «Южным морем». Он готовился к новому походу в другую таинственную страну, о которой ему рассказали индейцы. Называется эта страна, что лежит далеко к югу, не то Биру, не то Перу, и ойа, говорят, богаче даже Эльдорадо.

Зависть и обида мучили дона Хуана. Его не обрадовала даже йарядная грамота, которую прислал ему из Испании король. В ней Понсе де Леон торжественно назначался губернатором Бимини, Флориды и Пуэрто-Рико.

Но Бимини он ведь еще не нашел. Флорида далеко. И губернатору не оставалось пока ничего другого, как наводить свои порядки на маленьком острове Пуэрто-Рико.

Нужно было снова копить деньги. И он занялся этим с еще большей жестокостью, чем прежде, сдирая по три шкуры с рабов на своих плантациях, посылая солдат в набеги на соседние острова, требуя солидную мзду за каждое прошение, которое приносили в губернаторский дворец.

А вечерами он сидел в своей мрачной гасиенде, как паук, раскинувший сети. Хромая, бродил по комнатам. Снова и снова слушал чарующую песню-сказку об острове Бимини. Старая Кача умерла, и теперь эту легенду каждый вечер пересказывала ему другая служанка. Дон Хуан мечтал о новом плаванье и жестоко, неистово завидовал всем конкистадорам, кому улыбнулась удача.

Надо спешить! Нужно найти Бимини, чтобы сразу возвыситься над всеми. Вернуть себе молодость, а тогда будет все: и золото и слава.

И тратй все, что накопил в подвалах, Понсе де Леон снаряжает два корабля, нанимает двести солдат и снова выходит в море.

Теперь ойИ плыли знакомым путем — сначала к Багамским островам, потом на запад, к солнечной Флориде. Старого Аламиноса дон Хуан на этот раз не взял с собой. Он ни с кем не хотел делиться славой. Понсе де Леон сам прокладывал по карте курс и часами выстаивал у руля. Это было нелегко: ему шел уже шестьдесят первый год-

Берег открылся в полдень. Он был прекрасен, как Флорида. В синем небе кружились и звонко кричали птицы. Море бросало пену на желтый песок, где, важно

72

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?