Вокруг света 1968-02, страница 65

Вокруг света 1968-02, страница 65

целует его перед сном и уходит на работу, которой у него нет, говоря на прощанье: «Спи спокойно... Утром тебя ждет сюрприз!»

Радиоприемник. Это может быть только радиоприемник. Но разве он не знал, что в карманах у отца пусто? Пытался ли он уснуть? Или, стоило отцу уйти, мальчик сразу поднялся, чтобы, отдавшись одной-единственной мысли, сесть у окна, несчастными глазами уставившись в ночь?

У отца нет денег — и все равно он хочет купить радиоприемник! — вот о чем он думал...

Инспектор вздохнул и выколотил трубку о каблук.

— Похоже, что он видел вас у мадам Файе.

Оливье кивнул:

— Некоторое время я сидел на подоконнике.

— А окно в это время было открыто?

— Приоткрыто на несколько сантиметров. Я это хорошо помню, потому что перешел от окна, когда почувствовал, что мне дует в спину.

— Значит, на стеклах не было изморози. И если он смотрел в окно, он обязательно должен был вас увидеть.

Звонок. Лекёр сунул свой штек-кер в одно из гнезд.

— Да... Что такое?.. Мальчик?..

Оливье и инспектор затаили дыхание.

Не теряя времени на объяснение, Лекёр соединился с Северным вокзалом.

— Алло!.. Северный! Кто это? А, Ламбер... Послушайте, это срочно. Обыщите весь вокзал. Спрашивайте всех, не видали ли они мальчика лет десяти?.. Что?.. Один?.. Может быть, он и один...

— Ты сказал, что он может быть не один? — обеспокоенно спросил Оливье.

— Почему бы и нет? Это возможно. Все возможно... Конечно, может случиться, что это и не он. Если же это он, то мы опоздали на полчаса. Это произошло в маленькой бакалейной лавочке на улице Мобеж — прилавок там выходит прямо на тротуар... Хозяин увидел, как какой-то мальчишка схватил пару апельсинов...

— Были у вашего сына деньги?

— Ни одного су.

— Разве у него нет копилки?

— Есть. Но я вытряхнул ее два дня назад, сказав, что мне не хочется разменивать бумажку...

Трогательное признание, способное перевернуть душу челове

ку, но кто в наше время задумается над ним?

— Не полагаете ли вы, что будет лучше, если я поеду на Северный вокзал?

— Сомневаюсь, что это поможет, да и потом вы можете понадобиться здесь.

— Если у него нет денег, он не мог воспользоваться метро или автобусом. Позвонить из какого-нибудь кафе по автомату он тоже не мог. И вполне вероятно, что cd вчерашнего ужина у него маковой росинки во рту не было.

— Но что же тогда он делает? — воскликнул Оливье. — И зачем ему было нужно послать меня на Аустерлицкий вокзал?

— Может быть, для того чтобы помочь вам скрыться, — проворчал Сэлар.

— Скрыться? Мне?

— Послушайте... Мальчик знает, что вы на мели. И тем не менее вы собираетесь купить ему приемник... Я вас не упрекаю. Просто взвешиваю факты. Ол подходит к подоконнику и видит вас в обществе старухи, которая, как он знает, занимается ростовщичеством. Что он из этого заключает?

— Я понимаю...

— Что вы пошли к ней брать в долг. Это может его тронуть, может опечалить — мы не знаем... Он снова ложится в постель и спит.

— Вы думаете?

— Я просто уверен. Но рано поутру он просыпается, как большинство ребятишек на рождество... И первое, что замечает, — это морозные узоры на стекле. Первый мороз этой зимы, заметьте. Он хочет взглянуть поближе, потрогать изморозь-

Слабая улыбка промелькнула на лице Андрэ Лекёра. Этот массивный человек, инспектор полиции, еще не забыл, что значит быть мальчишкой.

— Ногтем он процарапывает себе лунку... И что же он замечает?... Что в доме напротив одно окно освещено, только одно — окно комнаты, в которой за несколько часов перед этим он видел своего отца. Это, конечно, догадки, но я не побоюсь держать пари, что он разглядел убитую старуху.

— Вы хотите сказать... — начал Оливье, широко раскрыв глаза.

— ...Что он подумал, будто это вы убили ее. Как подозревал и я — по крайней мере некоторое время. Человек, который совершает все эти убийства, как и вы, бродит по ночам. Его жерт

вы живут в бедных кварталах Парижа, как мадам Файе на улице Миша. Знает ли мальчик о том, как и где вы проводите ночи с тех пор, как потеряли работу? Нет. Он видел вас в комнате убитой. Стоит ли удивляться, если его воображение дорисует остальное? Далее. Вы сказали, что сидели на подоконнике. Могли вы оставить там свою жестянку с бутербродами?

— Сейчас, когда я думаю об этом... Да... Я почти уверен.

— Тогда, значит, он увидел ее... И он уже достаточно взрослый мальчик, чтобы понимать, что подумает полиция, когда найдет ее там... Есть на ней ваша фамилия?

— Есть. Нацарапана на крышке.

— Вот видите! Он прикинул, что между семью и восемью вы, как обычно, вернетесь. И он хотел сделать так, чтобы вы сразу же ушли из дому.

— Вы имеете в виду... Поэтому он оставил мне эту-записку?

— Совершенно верно. Он не знал, что написать. Писать об убийстве он не мог, чтобы не скомпрометировать вас. Тогда он вспомнил про дядю Гедеона. Верил он в него или нет — не имеет значения. Он знал, что вы придете на Аустерлицкий вокзал.

Шаги в коридоре. В обычный день на них бы не обратили внимания, но в тишине рождественского утра все прислушались.

Это был патрульный полицейский. Он принес запачканный кровью белый в голубую клетку носовой платок, тот самый, который был найден среди стеклянного крошева возле седьмой по счету разбитой телефонной стойки.

— Это его платок, точно, — сказал отец мальчика.

— Должно быть, кто-то его преследует, — сказал инспектор.— Будь у него время, он не стал бы бить эти стекла. Он бы что-нибудь сказал.

— Кто его преследует? — спросил Оливье. — Кому это нужно? И зачем ему вызывать полицию?

Они поколебались, прежде чем сказать ему правду. Сделать это решился брат:

— Когда он отправился на квартиру к старухе, он думал, что убийца — это ты. Когда он оттуда ушел, он знал, что ты не имеешь к убийству никакого отношения. Он знал...

— Что знал?

— Он знал, кто убийца. Теперь понимаешь? Он что-то выяснил,

63

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Узоры мороза на стекле
  2. Морозные узоры на стекле

Близкие к этой страницы
Понравилось?