Вокруг света 1968-08, страница 44

Вокруг света 1968-08, страница 44

Хорошо. Позвольте мне объяснить то немногое, что я могу вам объяснить. Фа и Би выполнили одно задание, мы не знаем какое. Действовали два отряда: отряд А — наши люди — доставил Фа и Би непосредственно на место, и там они были переданы оперативному отряду, который мы будем называть отрядом В.

— Мы, наверно, могли бы называть его и отрядом С, — усмехнулся Севилла.

— Я об этом ничего не знаю, — проговорил Адаме тусклым механическим голосом, по-прежнему глядя на огонь. — Я не строю предположений, я излагаю факты. Об отряде В мы не знаем ничего: ни о его происхождении, ни о его составе, ни о его задачах. При Джонсоне мы получили приказ на самом высоком уровне, и мы его выполнили. Я продолжаю: в час Н отряд А в открытом море передает Фа и Би отряду В и сразу же возвращается на свою базу. Через 12 часов мы приняли радиограмму отряда В: «Мы потеряли всякие следы Фа и Би, видели ли вы их?» После этого каждый час мы получаем от отряда В ту же радиограмму. В Н+26, к общему изумлению, Фа и Би возвращаются на нашу базу совсем измученные. Мы полагаем, что с часа Н они не переставая плыли 26 часов! Боб расспрашивает их.

— Один вопрос, — сказал Севилла, — где был Боб с часа Н?

Адаме кивнул головой:

— Боб не покидал отряд А. Я продолжаю. Боб расспрашивает Фа и Би. Молчание, ни слова и даже по отношению к Бобу ярко выраженная враждебность. Поразительное поведение, поразительное, учитывая его хорошие отношения с дельфинами. Мы теряемся в догадках. Почему Фа и Би, выполнив или .не выполнив задание, не вернулись в .отряд В? Что они сделали, чтобы снова добраться до .нашей базы? Й наконец, как объяснить их отношение к Бобу? Мы сразу же доложили об этом шифровкой и получили два приказа: первый — не сообщать отряду В, что Фа и Би нашлись, а второй — репатриировать Фа и Би. Ладно. Со времени возвращения дельфинов мы не переставая расспрашивали их. И все безрезультатно. Они неприязненно молчат, отказываются от любой ласки и с угрожающим видом щелкают зубами, как только к ним приближаются.

Он замолчал.

Севиллу удивили исказившиеся черты его лица и насторожен

ность тона. Севилла выпрямился, положил руки на подлокотники кресла и взглянул на Адамса:

— Я полагаю, вы отдаете мне Фа и Би для того, чтобы я заставил их' говорить и вы узнали бы от меня, что же произошло.

— Да, — сказал Адаме, не меняя позы.

— И из ваших предостережений я делаю вывод, что есть люди, проявляющие величайшую заинтересованность в...

— Да, — сказал Адаме.

— Так вот, вы мне рассказываете об этом деле слишком много или слишком мало. В вашем рассказе есть недомолвки. Вы мне говорили о часе Н, ,но вы не назвали места проведения операции.

Адаме мотнул головой:

— Я сказал все, что я мог вам сказать.

Севилла посмотрел на него, но ему не удалось поймать взгляд Адамса. Севилла встал и тут же подумал: «Я встаю. Почему? Из потребности действия или это рефлекс бегства?» Он заставил себя сидеть неподвижно. Он видел только профиль Адамса, и внезапно ему захотелось закричать: «Да посмотрите на меня, Адаме, посмотрите же на меня, почему вы боитесь посмотреть мне в глаза?»

Адаме встал.

— Могу я позвонить?

— Конечно.

Твердым шагом он подошел к письменному столу, снял трубку и набрал номер.

— Алло, говорит Герман... Дайте мне Джорджа... Джордж, привезите два ящика пива, ящик кока-колы и гроздь бананов. Спасибо. Места для посадки вполне достаточно.

Он положил трубку и повернулся к Севилле:

— Вертолет доставит их сюда через час и возьмет меня.

— Я понял, что значит «два ящика пива», — сказал Севилла. — Но что такое «кока-кола» и «гроздь бананов»?

Адаме улыбнулся.

— Учитывая ваши пацифистские идеи, я предполагаю, что вы не вооружены.

— Нет.

— Кока-кола будет вам кстати. И я прибавляю маленький передатчик.

— Хорошо.

— Вы умеете обращаться с легким пехотным оружием?

— 1944. Арроманш.

— Правильно, и о чем я спрашиваю? Как будто мне неизвестна ваша биография!

Стало тихо, и Севилла сказал:

— Может быть, чашку кофе?

— С удовольствием.

Он прошел вперед и провел Адамса в гостиную. Там находились три женщины.

— Хотя вы никогда и не встречались с ними, — сказал Севилла, — я полагаю, что вам о них все известно. Арлетт, это Герман.

— Миссис Севилла, — важно сказал Адаме, — для меня большая честь познакомиться с вами. Ваш муж большой шутник, и вы, конечно, знаете мое настоящее имя.

— Очень рада, мистер Адаме, — холодно ответила Арлетт. Адаме издали слегка поклонился Сьюзи и Мэгги, они кивнули в ответ, но остались на своих местах.

— Мэгги, — спросил Севилла, — не найдется ли у нас чашки кофе для мистера Адамса и для меня?

— Конечно же, найдется.

Они сели за длинный, покрытый голубым пластиком стол. Зазвонил телефон, Севилла взял трубку:

— Севилла слушает... Кто? Джордж? Какой Джордж?

— Это меня, — сказал Адаме, протягивая руку. — Алло, Франклин?.. Говорит Натаниэл... Что?..— Адаме побледнел и сжал трубку. — Берти на месте?.. Тогда передайте ему, чтобы ан позвонил и доложил обстановку.

Он положил трубку и посмотрел на Севиллу усталыми, запавшими глазами. Он задыхался, будто только что сделал какое-то громадное усилие.

— Боб разбился на машине. Только что его нашли в овраге.

Кто-то вскрикнул, а Адаме испуганно вздрогнул. Севилла поднял голову и увидел, как Мэгги, схватившись за голову, выбежала из комнаты.

— Пойдите к ней, Сьюзи, — сказал Севилла.

— Что происходит? — спросил Адаме.

— Мэгги была влюблена в него.

— Я забыл об этом, — проговорил Адаме. — Бог знает, может быть...

— Извините, — сказал Севилла.

Он быстро вышел из комнаты,

догнал на террасе Сьюзи и шепнул ей:

— Прежде чем пойдете утешать Мэгги, скажите Питеру, чтобы он следил за Элом.

Севилла «вернулся в комнату. Арлетт поставила перед Адамсом чашку кофе.

— Спасибо, — поблагодарил Адаме и повернулся к Севилле. — Как он водил машину?

Севилла посмотрел на него.

42

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?