Вокруг света 1969-01, страница 32

Вокруг света 1969-01, страница 32

АЛЕКСЕЙ КИРНОСОВ

текли из-под угольных куч на дорогу. Деревца-подростки, высаженные на причалах гавани, дождавшись порыва ветра, все разом стряхивали порцию поспевших листьев, и листья летели по ветру, облепляя борта и палубы вытащенных на стенку для ремонта катеров, устилали землю и асфальт дороги светлыми пятаками.

Черный телефон угрюмо молчал, и командир с механиком вышли из прокуренной, перетопленной дежурки.

— Не климат, — сообщил механик и нахлобучил капюшон куртки. — В общем все к лучшему. В такую погоду хорошая собака хозяина гулять не вытащит из дому.

Зтот рабочий день командир ГС провел в маленьком домике дежурного. Сидел верхом на стуле, курил, томливо дожидался звонка от начальства, а то, не выдержав, звонил сам. Приказание выйти в море не отменяли, разрешение на выход в море не давали. Время таяло нудно и бессмысленно. Механик по привычке жалел топливо, которое расходуется впустую. Боцман выдумывал занятия для настроившейся уже на выход команды. У командира в душе клокотало. Дежурный смотрел на него сочувственно. Сам судоводитель, он все понимал.

— Старушка на печке не ведает стужи, плевать ей на то, что творится снаружи, — бубнил разомлевший от тепла и бессонной ночи дежурный.

А снаружи чесал пренеприят-нейший дождь, судорожными порывами налетал северо-восточный ветер, и за туманом не видно было даже будки сигнального поста на левом молу. Земля расхлябилась, грязные ручьи

Ветер нес косой поток осенних листьев. Юрий Георгиевич молчал. Он понимал, что погода для работы не подходящая, но, с другой стороны, он понимал и то, что, если не выставить в кратчайший срок на банке Средней сорванный недавним штормом буй, может произойти катастрофа, погода для этого как раз подходящая. И никто, кроме его ГС, тот буй восстановить не может. Никакому другому судну из тех, что сейчас стояли у причалов, поставить большой морской буй не под силу.

Перед ужином командир еще раз позвонил начальству, и ему сказали, что на сегодня выход в море отменен. Что ж... Сегодня штурмана опять будут нацеливать свои бинокли в сторону, где обязан вспыхивать фонарь буя банки Средняя, будут недоумевать, тревожиться, менять курсы, может быть правильные... Командир вернулся на ГС, велел старпому снять готовность. И старпом заворчал, потому что недоверие всегда обижает. Во время войны старпом водил суда между Петергофом и Стрельной именно в тумане, именно ночью, именно без всякой видимости, без единого огня в море, и без гирокомпаса, и без радиолокационной станции. Только по магнитному компасу и счислению. Под дулами фашистских батарей. И не потерпел ни одной аварии. Тогда он научился ползать по морю на брюхе и управлять судном на слух.

Старпом все ворчал, и командир мягко прервал его:

— Бесполезные слова, Павел Дмитриевич. На военном корабле приказы не обсуждаются.

Еще со времен Петра Великого гидрографические суда подчинены военному ведомству. ГС тоже ходит под военным флагом, который церемониально поднимают в восемь утра и спускают с заходом солнца.

Назавтра опять провели день в готовности. Мир погрузился в туман, как в мутные воды потопа. Пространство, будто затертое грязной ладонью, источало липкую водяную пыль. Матросы снимали ее с лица, как паутину. В семнадцать часов готовность снова была отменена, а потом поднялся ветер, и ночью вахтенный, подняв к небу скучающие глаза, заметил бледную звездочку.

Наутро с причала видели и Кронштадт, и золотое пятно Исаакиевского собора, и берег Невской губы, именуемой по старинке Маркизовой лужей, по которой давным-давно осмотрительный маркиз де Траверса водил эскадру. В это утро начальство с легким сердцем отпустило гидрографа в море. ГС осторожно, на почтительном расстоянии обошел землесос «Балтийское море», выбрался по извилистым фарватерам, увернулся от форштевня пузатого греческого транспорта и, миновав буксир, занимающий пока место отправленного за дряхлостью на слом плавмаяка, взял нужный курс.

Много разных судов плавает по морям, и каждое делает определенное, необходимое человечеству дело. Рыболовное ловит рыбу, этим его задача исчерпывается. Грузовое развозит грузы, а пассажирское катает пассажиров. Ледоколы, танкеры, спасательные и экспедиционные суда всегда употребляются в целях, соответствующих названию. ГС задуман и приспособлен тоже для определенного дела. Ранней весной, когда пернатые возвращаются домой, а на заливе сходит лед, ГС выставляет вдоль фарватеров, на банках, мелях, рифах, затонувших судах и прочих навигационных опасностях буи и вехи. Он делает промеры глубин, оказывает помощь терпящим бедствие рыбакам, все лето поддерживает исправность

30

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?