Вокруг света 1969-10, страница 71

Вокруг света 1969-10, страница 71

вали. Да, им не нужно будет близко подходить.

— Тогда давайте складывать костер.

Самые великие идеи — самые простые. Теперь мальчикам было что делать, и они с жаром взялись за работу. Хрюшка чувствовал себя таким счастливым и свободным без Джека и так гордился своим вкладом, что даже принялся TackaTL валежник. Благо идти ему далеко не пришлось; Хрюшка поволок ствол, на котором никогда не сидели и который тем не менее никто не решался брать, потому что все на платформе, даже бесполезное, казалось им священным.

Внизу валежник был не таким сухим, как на горе. Большей частью это было сыроватое гнилье, усеянное снующими насекомыми; поднимать стволы приходилось осторожно, чтобы они не рассыпались влажной трухой. Боясь углубляться в лес, мальчики собирали . вокруг весь валежник, как бы его ни опутывали молодые поросли. Привычный им край леса с просекой при дневном свете, рядом с магической раковиной и хижинами казался приветливым. И поэтому они работали с воодушевлением и радостью, хотя, по мере того как шло время, их воодушевление все больше походило на панику, а радость — на истерику. На голом песке возле платформы возникла пирамида из стволов, сучьев, веток и листьев. Впервые за все время Хрюшка сам снял очки и, опустившись на колени, единственной линзой направил на сухую щепку пучок солнечных лучей. Вскоре под пологом дыма поднялся желтый куст пламени.

Малыши, которым со времени

пожара почти не доводилось видеть огонь, пришли в возбуждение. Они запели, заплясали, словно на веселом пикнике.

Наконец Ральф бросил работу и остановился, стирая пот грязной рукой.

— Нужно, чтобы костер был меньше. С таким нам не справиться.

— Нужно составить новый список дежурных у костра.

— Да, если ты только кого найдешь...

Ральф посмотрел вокруг. Только теперь он заметил, как мало осталось с ними больших, и ему стало ясно, почему он так устал.

— Где Морис? Где Бил и Роджер?

Хрюшка наклонился и положил в костер сухую ветку.

— Мне кажется, они ушли. Наверное, они тоже с нами больше не играют.

Ральф сел и стал пальцем выдавливать на песке маленькие дырочки. Он очень удивился, увидев в одной из них каплю крови. Осмотрев палец, он обнаружил, что на том месте, где ноготь был обкусан до мяса, собиралась новая капля.

— Я видел, как они улизнули, — продолжал Хрюшка,— пока мы валежник таскали. Удрали в ту сторону. Туда же, куда он.

Ральф поднял голову._ Небо словно из сочувствия к огромным переменам в их жизни, тоже было сегодня совсем другим и таким мглистым, что горячий воздух казался кое-где белым. Тусклый диск солнца отливал серебром, будто солнце приблизилось к земле и стало не таким горячим, хотя дышать все равно было нечем.

— От них все равно одна морока была, верно?

Голос Хрюшки звучал у него прямо за спиной, и в нем явно слышалось беспокойство.

— Мы и без них можем обойтись. Еще лучше будет, правда?

Ральф сидел молча. Подошли близнецы, волоча за собой огромное бревно и победно улыбаясь.

— Мы и сами прекрасно обойдемся.

Бревно подсохло, занялось пламенем, сгорело и превратилось в раскаленные угли, а Ральф все сидел на песке и молчал. Он не видел, как Хрюшка подошел к близнецам и стал с ними шептаться, и не заметил, ' как они втроем отправились в лес.

— Вот, возьми, пожалуйста.

Вздрогнув, он пришел в себя.

Хрюшка и близнецы стояли рядом. Каждый держал по охапке плодов.

— Я подумал, — сказал Хрюшка, — не устроить ли нам что-то вроде праздника.

Они тоже сели. Плодов было очень много и все спелые. Ральф взял несколько штук и принялся есть, близнецы и Хрюшка заулыбались.

— Спасибо, — сказал он. И еще раз, с оттенком приятного удивления: — Спасибо!

—■ Теперь мы во как заживем сами, — сказал Хрюшка. — Это все из-за них согласия не было. Мы. сделаем маленький костер, такой жаркий...

Ральф вспомнил о том, что его беспокоило.

— Где Саймон?

— Не знаю.

— Как думаешь, не полез ли он на гору?

Хрюшка шумно рассмеялся и взял себе eihe несколько плодов.

— А что? Может, — сказал он с набитым ртом. — Он же чокнутый.

Саймон прошел через рощу с плодовыми деревьями, но сегодня малыши были слишком заняты костром на берегу, и за ним никто не погнался. Он продирался сквозь заросли, пока не добрался до того места, где лианы сплелись огромным ковром, завесившим выход на опушку, и заполз в самую гущу. Снаружи все заливал солнечный свет, и посреди лужайки бабочки исполняли свой нескончаемый танец. Саймон опустился на колени, и сверху на него упала солнечная стрела. Как и в прошлый раз, воздух, казалось, вибрировал от жары, но сегодня в нем было что-то угрожа

68

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?