Вокруг света 1969-10, страница 70

Вокруг света 1969-10, страница 70

— Охотится...

— Да, да, охотится.

— Охотится, — сказал Джек. — Он вспомнил, как иногда в лесу его охватывал первобытный страх. — Да. Зверь этот — охотник. Только... Да замолчите! Так вот, во-вторых, убить его мы не смогли. И еще: Ральф сказал, что мои охотники никуда не годятся.

— Я этого не говорил!

— Рог у меня. Ральф думает, что вы трусы... убежали от кабана и от зверя. И это еще не все.

На платформе послышалось что-го вроде общего вздоха, как будто все знали, что сейчас произойдет.

— Что он, что Хрюшка — одно и то же. Он и говорит совсем как Хрюшка. Он не годится в вожди. — Джек прижал к себе раковину. — Он сам трус. — Помолчав. Джек продолжал: — На вершине, когда мы с Роджером пошли дальше, он... не пошел.

— Я тоже пошел!

— Это уже потом было.

Они смотрели друг на друга в упор сквозь нависшие космы.

— Я тоже пошел, — сказал Ральф. — А уже потом убежал. Но и вы тоже убежали.

— А сам назвал меня трусом...

Джек повернулся к охотникам.

— Он не охотник. Ни разу не достал нам мяса. Он что, самый умный? Этого-то как раз о нем не скажешь. Отдает дурацкие приказы и ждет, что ему повиноваться будут неизвестно с чего.

— Все это одна болтовня! — закричал Ральф. — Болтовня! Болтовня! А кому она нужна!

* Кто собрал всех, я?

Покраснев и нагнув голову, ^ Джек обернулся. Даже под бровями кожа у него стала пунцовой.

— Ну хо-ро-шо, — сказал он многозначительно и зловеще. — Хорошо. — Прижав раковину к груди, Джек резко вытянул свободную руку вперед, пронзая воздух указательным пальцем. — Кто считает, что Ральф не годится быть вождем?

Он обвел всех выжидающим взглядом, но их лица словно окаменели. Под пальмами стояла гробовая тишина.

— Поднимайте руки, — строго сказал Джек, — все, кто не хочет, чтобы Ральф был вождем.

Молчание продолжалось — напряженное, тяжелое, стыдливое. Краска медленно отлила с лица Джека, затем стремительно, как приступ боли, прилила снова. Он облизнул губы и повернул голо

ву так, чтобы не встретиться ни с чьим взглядом.

— Кто считает, что...

Голос у него сорвался. Руки, державшие раковину, затряслись. Он кашлянул и громко сказал:

—- Ну, тогда ладно.

С величайшей осторожностью он положил раковину на траву у своих ног. Из уголков его глаз бежали слезы унижения.

— Больше я с вами не играю. Я выхожу из компании Ральфа... — Он смотрел направо, пересчитывая сидевших на стволах охотников, которые когда-то были хористами. — Я буду ж и гь сам по себе. А он пусть сам ловит свиней. А кто захочет охотиться вместе со мной — пусть II0и ходит.

Ничего не видя перед собой, он перелез через лежащие стволы и остановился там, где гранитная платформа обрывалась к белому песку.

— Джек!

Джек обернулся и посмотрел на Ральфа. И после секундного колебания крикнул гневным и пронзительным голосом:

— Нет!

Он спрыгнул с платформы и побежал вдоль берега, уже не пытаясь сдерживать хлынувшие слезы. Ральф смотрел ему вслед, пока тот не скрылся в лесу.

Тихо, глядя на Хрюшку, но не видя его, Ральф сказал самому себе:

— Он вернется. Когда солнце зайдет, он вернется. — Ральф посмотрел на раковину, которую держал Хрюшка. — Что?

— Ну вот, пожалуйста!

Хрюшка больше не стал упрекать Ральфа. Он снова протер единственную линзу и вернулся к своей теме.

— Обойдемся без Джека Мер-ридью. Другие найдутся. А раз на острове в самом деле есть зверь, хоть мне трудно в это поверить, мы не должны отсюда далеко уходить. Теперь Джек и подавно не нужен. И его охота тоже. Теперь уж мы по-настояще-му во всем разберемся.

— Бесполезно, Хрюшка. Ничего уже нельзя сделать.

Некоторое время все сидели в тягостном молчании. Неожиданно встал Саймон и взял раковину у Хрюшки, который так изумился, что невольно поднялся на ноги. Ральф посмотрел на Саймона.

— Саймон? Ну, что теперь?

По всему кругу мальчиков пробежал смешок. Саймон съежился.

— Мне кажется, кое-что можно бы сделать.

От стеснения у него пропал голос. В поисках сочувствия Саймон задержал взгляд на Хрюшке. Полуобернувшись к нему, Саймон прижал раковину к своей коричневой груди.

— Мне кажется, нам нужно забраться на гору.

Все задрожали от страха. Сразу замолчав, Саймон весь повернулся к Хрюшке, но тот смотрел на него насмешливо и отчужденно.

— Какой прок лезть наверх к зверю, когда даже Ральф с двумя охотниками ничего не смог сделать?

В ответ Саймон тихо прошептал:

— Больше ничего не остается.

Поскольку выступление было закончено, он не помешал Хрюшке взять у него раковину. Он вернулся на место и сел как можно дальше от остальных.

В голосе Хрюшки теперь была уверенность и еще что-то, в чем мальчики, не будь их положение столь серьезным, легко узналйГ бы удовольствие.

— Я сказал, что мы вполне можем обойтись и без некоей личности. А теперь я говорю: мы должны решить, что делать. И мне кажется, я знаю то, что собирается сказать вам Ральф. Самое важное на острове — дым, а дыма без огня не бывает.

Ральф отмахнулся.

— Не выйдет, Хрюшка. Нет у нас костра. Там сидит... он, а нам придется сидеть здесь.

— На горе костер нам не развести. Ну, а что плохого, если мы разведем костер здесь, внизу? Сложить его можно на тех скалах. И даже на песке. И будет у нас такой же дым.

— Верно!

— Дым!

— Возле бассейна!

Все заговорили разом. Только Хрюшка с его смелостью мысли мог предложить перенести костер на берег!

— Значит, разведем костер здесь, внизу, — сказал Ральф. Он посмотрел вокруг. — Устроим его прямо здесь, между бассейном и нашей площадкой... Правда... — Он умолк, нахмурился и все думал, думал, незаметно для себя обкусывая ноготь на большом пальце. — Правда, дым отсюда будет хуже виден... не так далеко, как раньше. Зато не нужно будет близко подходить к... к этому...

Отлично понимая его, все заки

67

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?