Вокруг света 1970-05, страница 63

Вокруг света 1970-05, страница 63

ы. I

САГАОЬЕККЕРАХ

Оородок Новосокольники, расположенный в нескольких десятках километров западнее Великих Лук, просыпался. Дымили еще недавно колесившие по дорогам Франции и Польши походные кухни; на широкой пыльной улице, что делила городок надвое, появились первые штабные мотоциклисты; переваливаясь в разбитых колеях, двигались в сторону Великих Лук крытые грузовики с пехотой, тягачи тянули запыленные орудия. К двухэтажному зданию рядом с вокзалом нестройными группами и в одиночку тянулись отставшие от своих частей солдаты в пропотевших серо-зеленых мундирах. Там разместился один из отделов штаба великолукской группировки гитлеровцев, при котором находился и сборный пункт.

В палисаднике у дома уже толпилось несколько десятков солдат. Тучный краснолицый фельдфебель, сидя за вынесенным во двор столом, заносил в аккуратно расчерченный журнал фамилии прибывавших солдат. Фельдфебель спешил. День обещал быть жарким, и ему хотелось закончить нудную процедуру регистрации, пока утренняя прохлада не сменилась пыльным зноем. Вид солдат, растерявших свои части в боях под Великими Луками, вызывал у него раздражение: неряшливая щетина на лицах, мятые мундиры, оборванные пуговицы, грязные сапоги.

Д.

Фельдфебель окинул презрительным взглядом оставшихся и вдруг настороженно приподнялся из-за стола. Среди солдатских касок мелькнула офицерская пилотка. Фельдфебель вскочил и, одергивая френч, двинулся на толпящихся солдат. Те поспешно расступились. Чуть в стороне, у забора, словно не желая смешиваться с жалким, оборванным сборищем, стояли лейтенант и унтер-офицер.

— Где комендант сборного пункта? — лейтенант выглядел усталым, но говорил с привычной властностью. Да и его форма, хоть и видавшая виды, была в лучшем состоянии, чем у солдат. Фельдфебель щелкнул каблуками и попросил офицера пройти на второй этаж в здание штаба.

Через несколько минут лейтенант Ганс Фидлер докладывал долговязому обер-лейтенанту о прорыве русских, о контузии, о своих скитаниях по лесам. Потом он резко поднялся и, вытянувшись, выложил на стол два офицерских удостоверения.

— Это документы моих товарищей, которые пали смертью храбрых за фюрера и великий рейх, — скорбно склонив голову, произнес лейтенант. — К сожалению, мы не смогли предать их тела земле. Но я не мог допустить, чтобы документы попали к русским.

СИНЕЛЬНИКОВ, В. томин

И, выдержав паузу, добавил:

— Прошу вас, герр обер-лей-тенант, вечером уделить мне час-другой. Мне хотелось бы отдать последнюю дань их памяти.

— Безусловно, безусловно, — обер-лейтенант был явно тронут.

— ...Правда, все, чем я располагаю после скитаний по чащобам, — это пара бутылок какого-то варварского араратского коньяку. Мой унтер-офицер Вильгельм Шуберт все это время самоотверженно таскал их, утверждая, что это отличная штука. Так что...

— О, на этот счет, герр лейтенант, не беспокойтесь. Знатоки утверждают, что восточный коньяк у русских — напиток генеральский. Надеюсь, вечером мы сможем удостовериться в этом...

— Благодарю вас, герр обер-лейтенант. Кстати, у меня к вам еще одна просьба. Нельзя ли оставить при мне унтер-офицера Вильгельма Шуберта? Мы вместе скитались все эти дни, и без него я, возможно, не имел бы удовольствия беседовать с вами...

Они действительно очень устали. Впрочем, к усталости примешивалось еще и беспокойство. Что, если встретятся сослуживцы лейтенанта Фидлера и унтер-офицера Шуберта? Что, если прибывших на сборный пункт лейтенанта и унтер-офицера сразу же отправят на переформирование? И этих «что, если?» было множество.

25 дет со дня освобождения Германии от гитлеровского фашизма

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?