Вокруг света 1970-05, страница 64

Вокруг света 1970-05, страница 64

«НЕИСТОВЫЙ ЗЕПП»

Первого мая 1911 года над одной из церквей немецкого города Хофа затрепетал красный флаг. Его водрузил член Союза демократической молодежи Германии пятнадцатилетний Зепп Хаан. Торжественное празднование этого дня международной солидарности трудящихся, конечно же, не было запланировано местным муниципалитетом, и Зепп Хаан оказался за решеткой. Девять месяцев тюрьмы стали для него революционным крещением. Затем — первая мировая война, участие в антивоенных забастовках, снова тюрьма, Западный фронт, политическая агитация среди солдат кайзеровской армии, а в итоге — военно-полевой суд, приговоривший Хаана к двенадцати годам заключения в крепости.

Революция 1918 года в Германии вернула Зеппа в ряды борцов. Он — на баррикадах среди революционных рабочих Инголь-штадта, в отряде Красной Армии в Мюнхене. После поражения Советской республики в Баварии, в мае 1919 года Зепп Хаан опять заточен в крепость Пассау...

«Вначале было дело». Зепп Хаан любил повторять эту фразу, некогда сказанную Гёте. Дело — начало всех начал. Надо жить, чтобы действовать. Иначе существование бессмысленно. Дело революции в Германии стало делом его жизни. Выйдя наконец на свободу, он с головой уходит в революционную работу: Саксония, затем центральный аппарат, окружные комитеты КПГ.

В 1931 году Компартия Германии направила его на работу в Москву, в секретариат Исполкома Коминтерна. Вместе с ним из Германии выехали жена и сын Макс.

Коммунист Зепп Хаан не без основания считал себя бойцом ленинской гвардии, особенно он гордился тем, что ему довелось лично видеться с Лениным, разговаривать с ним. Впервые он встретился с Владимиром Ильичем еще в 1912 году в Штутгарте, на квартире Клары Цеткин. Зеппу было тогда всего шестнадцать, он только что вышел из первого своего заключения.

«...Как младший друг Клары Цеткин, вы являетесь и моим другом...» — с этими словами обратился к нему Владимир Ильич Ленин.

«..До поздней ночи велись разговоры, — вспоминал Зепп Хаан об этой встрече. — Конечно, в

них принимали участие в основном Ленин и Клара Цеткин. Для меня было очень полезно послушать то, о чем они говорили. Ведь обсуждались такие проблемы, как политическая оценка мировой ситуации с учетом гонки вооружения в капиталистических государствах, вопросы о положении в царской России, о партии нового типа и ее задачах...»

Вторая встреча Зеппа Хаана с Владимиром Ильичем произошла десять лет спустя, в ноябре 1922 года, во время IV конгресса Коминтерна в Москве, на котором в составе делегации КПГ присутствовал и молодой немецкий коммунист.

«В один из ноябрьских дней мы посетили его в теплом и уютно обставленном кабинете в Кремле, — писал позднее Хаан.— Клара Цеткин намеревалась пробыть здесь не более часа, в действительности же мы, Клара Цеткин, Фриц Геккерт и я, пробыли у Ленина три с половиной часа...

Ленин интересовался всем, даже моими переживаниями и всем, что произошло со мной с 1912 года. Спокойно, откинувшись назад в кресле, набросив на ноги шерстяной плед, он внимательно слушал, задавал вопросы, и часто по его лицу пробегала улыбка. Мое намерение излагать, все как можно короче потерпело неудачу, потому что Ленин хотел, чтобы его проинформировали более подробно и конкретно. В заключение, обращаясь к Кларе Цеткин, Ленин сказал: «Ваш посев дал всходы». И мне: «Я желаю Вам успехов в Вашей дальнейшей революционной деятельности».

Когда в 1933 году к власти в Германии пришел фашизм, Зепп Хаан вернулся на родину, чтобы вести борьбу на самом опасном участке переднего края. Потянулись немыслимо трудные годы подполья, когда приходилось ускользать от гестаповских ищеек, скрываться на конспиративных квартирах, с риском для жизни искать и восстанавливать порванные ниточки сети антифашистского Сопротивления.

И вот...

«В течение нескольких недель, — вспоминал впоследствии Хаан, — допрос следовал за допросом, но Мюллер (начальник гестапо) и его заплечных дел мастера так ничего не добились. Однажды во время очередного допроса Мюллер в припадке ярости схватил меня за горло и, опрокинув на подоконник раскрытого окна (до

прос шел на пятом этаже здания), с пеной у рта закричал:

— Ну, большевистская свинья! Теперь собирай свои кости.

Я вцепился в воротник его мундира и, стараясь сохранять спокойствие, ответил:

— Вместе с вашими куда веселее собирать.

Мюллер побледнел. Швырнув меня на пол, он подбежал к своему письменному столу и вытащил пистолет. Направив на меня дуло, заикаясь от злобы, он взревел:

— Пристрелю, как паршивую собаку!

— Что ж, для вас это будет не первое и не последнее убийство.

Мюллер окинул взглядом своих верных и уже готовых прийти на выручку эсэсовцев. Потом снова повернулся ко мне...

— Так, так, — с издевкой заговорил он, — значит, ты рассчитываешь, что я одним выстрелом помогу тебе окончить твою поганую жизнь?! Ну нет, мой милый, такого удовольствия мы тебе не доставим! Ты, видимо, еще не со всеми нашими методами ознакомился!..»

Зепп Хаан прошел через все: через пытки и провокации, тюрьмы и концлагеря. И нигде и никогда не складывал оружия.

ОПЕРАТИВНАЯ ГРУППА № 27

Война. В то воскресенье, 22 июня 1941 года, она внезапно и властно вторглась в жизнь десятков миллионов советских людей. Многие невольно стремились поскорее очутиться на улице, чтобы ощутить себя частицей единого целого, почувствовать общность, которая придавала силы в эту тяжкую минуту. Толпы людей стояли у репродукторов. Они думали о судьбе Родины и о своей судьбе.

В тот день в Москве, слушая радио, Макс Беккер, двадцатилетний сотрудник ЦК МОПРа, уроженец города Хофа, Германия, с особой остротой почувствовал, как не хватает ему сейчас отца, его совета и поддержки. Сомнений не было. Он будет драться с гитлеровцами на земле, ставшей его второй родиной, будет драться за Советский Союз и за Германию.

Макс запомнил отца таким, каким видел последний раз, в сентябре 1933 года. В тот вечер накануне отъезда на нелегальную работу в Германию Зепп, еще по приезде в Москву принявший имя Ганса Беккера, долго смотрел на сына, словно хотел насмотреться

62

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?