Вокруг света 1973-10, страница 13

Вокруг света 1973-10, страница 13

I

в данном случае время действует против нас, — рокотал в трубке его глуховатый бас. — Закрытие родезийской границы, к сожалению, не оправдало надежд. Замбийцы налаживают транспортировку грузов через Танзанию и Заир. Мне бы очень не хотелось, чтобы они опять вылезли со своей медью на мировой рынок... Действуйте решительнее.

— Мне кажется, в нерешительности нас нельзя упрекнуть, — поспешил вставить шеф БОСС, воспринявший слова Оппенгеймера как личный упрек. — Вы могли убедиться в шестьдесят девятом, что у нас работают профессионалы высокой квалификации...

— Ремесленники, не видящие дальше своего носа, — в голосе Гарри Фредерика зазвучали нотки раздражения. — Да, ваши люди подорвали зам-бийский мост на Луангве и перерезали сообщение с Малави. Но что это дало в конечном счете? Сколько времени потребовалось замбийцам, чтобы проложить нефтепровод в Танзанию?.. — Трубка помолчала. — Еще раз повторяю, действуйте решительно.

Это был приказ.

ПОСЛЕДНИЙ СЕМЕСТР

Еще сравнительно недавно Майкл Присман считал, что его карьера складывается как нельзя лучше. Авиарейсы по маршруту Претория — Тананариве доставляли на Мадагаскар не только скучающих туристов, но и энергичных деловых людей. Министерство информации Малагасийской республики, в котором Майкл сумел установить доверительные отношения с несколькими высокопоставленными чиновниками, дало указание конфисковывать выпуски местных газет в случае любой критики правительства Форстера. Впрочем, и в ЮАР пресса хвалила престарелого главу государства Циранану «за конструктивный реализм и дальновидность в политике».

— Пастух в прошлом, ныне глава самого стабильного режима в Африке! Это ли не ярчайший пример подлинной деколонизации, которой будет способствовать взаимовыгодное партнерство с ЮАР! — умилялись дикторы с экранов телевизоров, демонстрируя зрителям обрюзгшего старика в модном французском костюме. Западные советники Цирананы при этом оставались за кадоом.

— Ближайшее окружение Цирананы должно быть под нашим контролем. Это главная задача. Европейцы никогда не поймут наших африканских проблем. Да и потом они слишком мягкотелы, чтобы суметь защитить нашу цивилизацию от черномазых, — в который уже раз твердил Крокодил, провожая Присмана на аэродром.

Низкий лоб, маленькие мертво-тусклые глазки, выпяченная нижняя челюсть и впрямь делали физиономию начальника отдела внешних операций БОСС похожей на морду крокодила. Особенно если смотреть в профиль.

— Что ж, вы вполне заслужили Мадагаскар, Майкл, — не спеша цедил Крокодил. — В Замбии вам пришлось тугова-а-то, не так ли? Но Мадагаскар не Замбия, счастливое место, тихое, мирное. Вы там спокойненько дотянете до пенсии, а, Майкл? Смотрите, только не вздумайте жениться на какой-нибудь туземке. Это будет скандал: Майкл Присман, резидент БОСС, — и женат на черномазой!

Крокодил захохотал, но его маленькие глазки

неотступно сверлили Присмана, словно пытаясь проникнуть в черепную коробку и узнать наконец, сколь сильно он ненавидит их всех, белых, богом избранных господ, одним из которых ему никогда не стать. Ибо Майкл Присман родился и умрет цветным. Правда, по его внешнему виду этого никто бы не сказал. Сухощавый и рослый, в меру загорелый шатен с едва наметившимися залысинами. Волерое лицо, карие глаза, чуть приплюснутый нос — еще в колледже, а потом в университете Майкл увлекался боксом. Тогда все и началось.

Как-то раз в комнату Майкла без стука ввалился грузный мужчина. В ту пору еще был жив отец, владевший небольшой фермой в Теслаарсда-ле, и Присман, учившийся в университете, где, конечно, считался стопроцентным белым, мог позволить себе роскошь снимать отдельную комнату в уютном домике на Лонг-стрит. Правда, не в нижней ее части, где стояли исключительно роскошные особняки с собственными бассейнами, но и не в верхней, где жили не только евреи, греки, итальянцы, мусульмане, но и — подумать страшно! — цветные. Присман обосновался посредине, будучи уверен, что со временем, после университета, тоже переберется в нижнюю часть Лонг-стрит.

Гость неторопливо оглядел комнату, а затем уставился на хозяина.

— Я из Управления по делам регистрации населения, — начал он.

Присман ответил ему недоумевающим взглядом: он-то здесь при чем? Никогда не имел никаких дел с кафрами. Какое-то недоразумение.

— Сэр, должен сообщить вам, что наше бюро располагает данными, которые противоречат вашим показаниям в анкете, где вы утверждаете, будто бы являетесь человеком белой расы. После тщательной проверки я пришел к выводу, что в графе «расовая принадлежность» вам следует писать: «цветной»...

Тогда Майкл был настолько раздавлен свалившимся на него несчастьем, что долго не мог вымолвить ни слова. «Человек, который по внешности явно является белым, должен классифицироваться цветным, — он наизусть помнил эти роковые строчки «Закона о расовой принадлежности», — если один из его...»

— Кто? — едва смог наконец выдавить Присман.

— Ваша бабка по матери была цветной. Надеюсь, вы понимаете, что это значит?

Да, Майкл Присман понимал это. Крах всех надежд и мечтаний. Гражданскую смерть.

— Я готов вам помочь, Присман. — Майкл боялся поверить: неужели в голосе страшного гостя проскользнули сочувственные нотки? — До того как я воспользуюсь правами, предоставленными мне § 5(1) закона о регистрации от 1950 года, хочу сделать вам одно предложение...

Так Майкл Присман стал агентом Крокодила, в ту пору лейтенанта политического отдела службы безопасности Кейптауна Финн ван Рина.

Работа на ван Рина оказалась не столь уж трудной. Присман стал посещать собрания студентов,

ЦИЪЕ

ПРЕСТУПЛЕНИИ ИМПЕРИАЛИЗМА

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?