Вокруг света 1985-10, страница 49

Вокруг света 1985-10, страница 49

Он велел трубочистам прочистить «обороты», и к ногам свидетелей нагребли кучу всякого смрадного хлама, которую венчал старый сапог без голенища и большая дохлая крыса. .

— Солдат,— рассудил Гнусин,— не станет сапог в «обороты» пихать, а крыса — тварь умнейшая, она, куда ей не надо, сама не полезет. Прошу составить протокол о зловредности умысла...

Гнусина завалили заказами на его «паропневматические» печи. Слава о них разошлась по стране после того, как в «Школе синодальных певчих» 20 старых печей Гнусин заменил пятью новыми, вместо 120 сажен дров здание прогревали лишь 20 саженями.

За это мастер получил триста рублей премии.

Он подарил эти денежки жене:

— Не радуйся! Это тебе не на кружева да ленточки. Лучше найми учителя, чтобы детишек французскому языку обучил...

Пришлось снова поездить по городам, где имелись юнкерские училища, детские приюты и богадельни (сами небогатые, эти заведения больше других нуждались в дешевом отоплении). За его работой пристально наблюдал Медицинский департамент МВД — как бы не было вреда здоровью, но людям при отоплении Гнусина дышалось легко. Появились его новые печи — «паровен-тиляционные», о которых Гнусин писал, что они «были несравненно лучше (прежних) в гигиеническом отношении, представляя еще большую экономию топлива».

Между тем дети подрастали, забот и расходов прибавилось, и однажды, глянув на стареющую жену, Дмитрий Емельянович впервые подумал, что все спешил куда-то, пора и оглядеться... Вестимо, закат жизни уже виден, и он неизбежен. Вспомнился старый дед, лупивший его вожжами, вспомнился и мастер Василий, да еще большие руки отца в гробу, розовые от сырой глины.

— Эх! — сказал Гнусин.— Чтой-то тошно...

Академик архитектуры К. А. Тон был уже очень стар, как и дед Гнусина когда-то. В 1873 году газета «Голос» всенародно оповестила Русь-матушку о заслугах перед отечеством печных дел мастера, и статья была подкреплена словами академика Тона:

«Один только Воспитательный дом в Петербурге за десять лет топки печами Гнусина получил экономию в сто сорок тысяч рублей. При нашей бедности — это успех, и успех значительный. При этом мы ведь еще не учитываем, сколько русских лесов сохранили мы в целости и сохранности благодаря этой экономии печей...»

Жена тоже прочла статью в «Голосе»:

— Сто сорок тыщ, — сказала она,— а тебе-то сколь дадено? Другие-то, гляди, как — из глотки свое вырвут, а ты...

— Молчи! — цыкнул Дмитрий Емельянович.— Человеку не бывать счастливым, ежели все деньги, какие есть, хочет заработать...

Время не стояло на месте, в столичных городах появилось водяное отопление, снова возникла газетная полемика, но Дмитрий Емельянович в нее не вмешивался, чтобы сторонники водяного отопления не заподозрили в его печах конкуренции.

— Но ведь дорого! — говорил он.— Не спорю, вода течет по трубам горячая, тепло в комнатах, но... ой как дорого!

Жена как-то встретила мужа со слезами:

— Поговори сам с нашим Митенькой, не хочет в гимназию ходить. Там его «печником» зовут, изгиляются всякие.

Дмитрий Емельянович ей в ответ:

— Пущай терпит. Я ведь тоже натерпелся. Всякого...

В 1886 году русская печать с прискорбием отметила, что «наш самородок-изобретатель, в конце концов, не нажил ничего — это совершеннейший бедняк... Все, что успел сделать Дмитрий Емельянович, это озаботиться об отличном образовании своих детей». Правда, дети не пошли по стопам отца. Известно, что старший сын печника Дмитрий Дмитриевич Гнусин стал одним из видных специалистов по созданию гаванских и портовых сооружений — для нужд флота российского...

Теперь хотелось бы помечтать. Наверное, отказавшись от печек, мы еще не отыскали достойнейшую им замену. Батареи парового отопления — это жалкое уродство архитектурной немощи, и сами архитекторы признают их безобразие, а медицина давно обеспокоена болезнями дыхательных путей. Я не спорю: трудно представить современный город с печным отоплением. Рядом с мусоропроводами пролегли бы дымоходные трубы. К бестолковым заботам о частных гаражах сразу прибавилась бы неразрешимая проблема частных дровяных сараев. Пассажирам в троллейбусах пришлось бы посторониться, если с передней площадки вошел бы измазанный сажей допотопный трубочист...

Все это так! Но мне кажется, что со временем будет изобретено что-то новое в отоплении наших жилищ, и мы снова обретем первобытную радость при виде пылающего огня.

Но пока это лишь мечты.

Однако будем внимательнее к мечтам фантазеров.

Может, они еще что-либо придумают, как умел это придумывать русский самородок — Дмитрий Емельянович Гнусин.

ОХРАННАЯ ГРАМОТА ДЛЯ КИТОВ

Семь лет эксперты Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП) изучали положение с морскими млекопитающими и пришли к неутешительным выводам. В результате слишком большого отлова и продолжающегося загрязнения вод численность китов, тюленей, моржей, ламантинов, дюгоней в океанах и морях падает. Возможно, что, подобно стел-леровой корове, безвозвратно исчезли карибский тюлень-монах и японский морской лев, а представителей некоторых других видов в лучшем случае насчитывается по нескольку сот. Так, например, обстоит дело с морской выдрой, которая изредка еще встречается только на отдельных островках. В связи с этим ЮНЕП разработала глобальную программу мер по сохранению, регулированию и использованию морских млекопитающих, вступившую в силу с нынешнего года. В качестве первого шага вводится пятилетний запрет на добычу китов.

НАДЕЖНЫЕ БИОФИЛЬТРЫ

До сих пор считалось, что чем меньше бактерий в отстойниках для систем водоснабжения городских кварталов, тем лучше. А вот биологи ФРГ в подобных зонах начали разводить их специально. Микробиологическую культуру выливают в бассейны целыми бочками. Правда, бактерии тут особые — денитрирую-щие. Они способны разлагать • вредные окиси азота, попадающие в реки из дыма промышленных предприятий и электростанций. Отнимая у молекул окисей кислород, они выделяют азот, который уходит в атмосферу. Словом, бактерии оказались полезными.

В реки попадают и соединения цветных и тяжелых металлов. Их в питьевой воде полезными не назовешь. Но для них бактерий пока не нашлось. Однако специалисты убедились, что такие соединения прекрасно усваивает тростник. И болотное растение стали разводить в отстойниках искусственно. В нижнем течении Рейна — реки весьма загрязненной — построен первый отстойник с тростниковым фильтром и денитрирую-щими бактериями. Теперь его задача — дать воду для города с населением в десять тысяч человек.

47

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Журнал дом статья батарея просит огня

Близкие к этой страницы
Понравилось?